EN
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
После регистрации на сайте вам будет доступно отслеживание состояния заказов, личный кабинет и другие новые возможности
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
После регистрации на сайте вам будет доступно отслеживание состояния заказов, личный кабинет и другие новые возможности
EN

Трансформации западных обществ: внешнеполитические последствия: Сессия 2 | День 1

8 июн 2021
Вторая сессия Примаковских Чтений 2021 была посвящена возможным внешнеполитическим последствиям трансформации общества на Западе.

Вторая сессия "Примаковских чтений 2021" была посвящена возможным внешнеполитическим последствиям трансформации общества на Западе. В ходе дискуссии об изменениях контуров мировой политики в связи с трансформацией западных обществ участникам были предложены следующие вопросы к обсуждению: 

  • Имеет ли место влияние изменений морально-ценностных основ стран Запада на их внешнюю политику? 

  • Насколько от этих процессов зависит стабильность всей системы международных отношений? 

  • Может ли Россия предложить западным партнерам альтернативный путь развития?

Модератором сессии выступил заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Президент Европейского клуба, член попечительского совета Российского совета по международным делам, член правления Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М, Горчакова, сенатор Константин Косачёв: "Я искренне рад тому, что и на этой сессии "Примаковских чтений" столь солидная аудитория. А это значит, что и эта тема сегодняшней сессии вызывает интерес. Из этой темы можно выводить огромное количество плоскостей дискуссии и давать на них совершенно разные ответы.

Начну с того, что сама трансформация западных сообществ, которая в теме нашей дискуссии формулируется как данность, на мой взгляд, остается под вопросом. Смотря о чем идет речь. Мы видим, что сейчас происходит во внутренней жизни США, а также то, как это влияет на внутреннюю жизнь их соратников по коллективному Западу. Второе измерение этой темы: та трансформация, которая должна происходить в коллективных объединениях Запада. Нужна ли эта трансформация и что она будет означать? И третье – существует ли трансформация подходов Запада к отношениям с другими странами.

Запад значительно более мобилизован, отстроен и имеет инструменты доставки своих позиций: это и СМИ, и гражданские общества, где Запад блестяще работает с активистами. От того, что мы понимаем под трансформацией, может быть выведен различный набор желаемых изменений, которые могли бы происходить в западных обществах.

В нашей стране мы будем отмечать 30 лет со дня кончины СССР. 30 лет для человека — это путь немалый. Но от «Хельсинки» до «Парижа» наши предшественники прошли путь за 30 лет. С этой точки зрения мы можем считать эти 30 лет упущенными… Знаете, говорят: «Партия, которая берет на себя заслугу за идущий дождь, будет потом обвиняться в засухе». 


Первый вопрос модератор задал господину Шюсселю: "В какой степени новая климатическая повестка отражает настроение в европейских сообществах? В какую сторону она движется и не приведет ли к новому разделению стран на обгоняющих и отстающих?"

Вольфганг Шюссель, Федеральный канцлер Австрийской Республики (2000–2007), член правления форума "Диалог–Европа–Россия", отметил:

"Весь мир находится в движении, весь мир трансформируется. И это драматические трансформации в последние годы. Всё постоянно меняется и возникают новые и новые проблемы: низкая рождаемость, недостаточность образования – всё это требует усилий, диверсификации подходов с уважением к другой культуре и вере, к другому стилю жизни. Подчеркну, здесь следует понимать, что существует колоссальная разница между странами, между регионами, которую надо учитывать. 

Во время холодной войны 1975 год 25 стран договорились о совершенно новом мировом порядке, о подходе к решению проблем. И, что самое удивительное, им удалось договориться. И такую степень сотрудничества и доверия, которая существовала тогда, мы непременно должны восстановить. Мы должны создать ситуацию win-win, когда каждый выигрывает, когда выигрывают все. Ведь никто не хочет ухудшения ситуации, а Россия является превосходным партнером по целому ряду проектов: от уменьшения количества лесов до улавливания и поглощения СО2. Можно найти области, где мы сможем качественно сотрудничать. Если мы сможем этого достичь, то можно будет перезапустить сотрудничество совершенно на другом уровне.

То, что Россия очень консервативная – миф. Мы увидели приверженность к принципам либерализма, особенно со стороны молодого поколения: устойчивая среда, изменение климата – все эти вопросы так же важны для России, как и для любой другой страны!

Константин Косачев поинтересовался у Председателя Центра либеральных стратегий Болгарии Ивана Крастева: "Куда, на Ваш взгляд, двигаются НАТО, ЕС, G7, которая опять стала внутри западной? С приходом Байдена в Белый Дом все пытаются создать впечатление, что проблем на западе больше нет. Ваше мнение?"

В ходе своего выступления Иван Крастев подчеркнул: "Вы знаете, многих волнуют изменения. А другие волнуются об отсутствии изменений, что тоже плохо. Давайте порядку. Общество стареет, более диверсифицировано в культурном отношении. То же происходит и в России. По сравнению с 1960, 1970 мы можем видеть, что молодое поколение более образовано, более взаимосвязано. Но ведь их не так много. Любое общество должно слушать новое поколение! Но что делать, когда это поколение столь малочисленно? Сейчас многие люди в Европе, особенно во Франции, всё больше поддерживают Европу. Мы видим, что, с одной стороны мир фрагментируется, поляризуется. И европейцы видят, что для того, чтобы быть «на гребне волны», нужно соответствовать современным тенденциям. Мы видим различные державы, Россия в их числе, которые пытаются поставить суверенитет выше всего. И некоторым это не нравится. Мы видим, что на мир всё больше и больше влияют США и Китай – их борьба интенсифицируется. Европа готова сотрудничать с администрацией Дж.Байдена. Ситуация очень отлична от того, что было во время холодной войны.

Следующий вопрос Константин Косачев адресовал директору ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, член-корреспонденту РАН, д.полит.н. Федору Войтоловскому: "На основании наших представлений о том, куда движется Запад, где мы представляем самих себя. На Западе принято пугать сближением России и Запада. А нас здесь принято пугать, что нас – Россию – в этом сближении подавят. А все друг друга пугают усилением Китая, от которого все, якобы могут пострадать. Так где же Россия?"

Федор Войтоловский отметил: "Та система координат, которая сейчас выстраивается, будет задавать правила взаимоотношений и внутри Запада, и с партнёрами – и это не только Китай, но и Индия, Россия, и другие державы. Эта система координат намного сложнее простых моделей, к которым мы привыкли за время существования полярной системы, где существовали две конкурирующих социально-экономических модели. Эта система сложнее, чем та, которую пытались выстраивать и по окончании холодной войны. Запад как источник технологий, социальной системы, будет тиражироваться и будет приводить к объединению всего человечества в единую модель

Сейчас мы приходим к миру, который становится гораздо более конгломератным с точки зрения очагов развития, где некоторые страны идут своим путём в плане технологического и экономического развития. И эта диверсификация не всегда будет приводить к конфронтации. Это модель, которая будет сочетать конкуренцию и взаимозависимость.

Да, конечно, США выбирают стратегию двойного сдерживания в отношении России и Китая. И здесь они совершили ошибку, способствуя явной перспективе сближения России и Китая. А каковы будут пределы этого сближения будет зависеть и от стратегии Китая, и от взаимоотношений с другими игроками. Китай старается сохранить взаимозависимость с США. Да, с технологической точки зрения зависимость сейчас находится в стадии разделений, «де-каплинга». Но если мы посмотрим на товарооборот, мы видим, что не приходится ожить, что разделение экономик произойдёт очень быстро. Нет замены Китая в роли глобальной фабрики. А та же Европа не заинтересована в том, чтобы взаимоотношения Китая с коллективным Западом приобрели конфронтационный характер.

Если США сумеет на конфронтационной основе мобилизовать союзников на коллективном Западе, то картина будет другой. От того, как будет развиваться эта динамика на внешнеполитическом на экономическом фронте, будет очень много зависеть в плане того, как будет развиваться ситуация и внутри стран. Политическая система может значительно измениться. Эта система выстраивалась для определенной модели развития глобализации, лидером которого были страны запада. Какое слово скажет Китай в отношении ценностно-идеологических вопросов, нам предстоит узнать. Как будет себя позиционировать Россия будет иметь важнейшее значение.

Следующий вопрос модератора был адресован финскому дипломату Рене Нюбергу: "И я бы хотел к нему обратиться как к гражданину Финляндии. Мы помним, что во времена Холодной Войны, именно Финляндия, представляя собой Запад, имела самые дружественные отношения с Советским Союзом. И эта модель продолжает работать. А вот вопрос мой такой: почему страны Запада, видя успешность такой модели взаимоотношения с Россией, не пошли по этому пути? Наиболее ясный пример это наши взаимоотношения в Арктике. Но, к сожалению, тут трений становится всё больше. Так в чем причина того, что коллективный Запад не следует финским путём?"

Рене Нюберг: "Вы правы, что вспомнили историю. Не зная историю, мы не сможем разобраться в том, что происходит сейчас. Да, это было нелегкое достижение и не только для Финляндии. 

Как сказал предыдущий докладчик: «Изменения постоянны» - нет возможности перевести часы назад. Всё, что мы сегодня обсуждаем, касается и внешней политики, влияет на неё. 

Давайте взглянем на энергетику, на глобализацию – сейчас имеют место сложные тенденции. Пандемия прошла по миру как волна. И мы ни на Западе, ни на Востоке не были к ней готовы. Второе, это совершенно исключительная скорость, с которой разработали вакцину. Это и вопросы вакцинации населения. Ведь нужно не просто создать вакцину, но и убедить людей, что её нужно использовать. Вот в Финляндии сейчас уже 50% получили вакцину. Но вакцинации собственного населения недостаточно, ведь это поистине глобальный вызов. Маленькие страны никогда бы не сумели обеспечить такое количество вакцин в такой срок. Нужно отметить, что ЕС недавно заключил соглашение с поставщиками на поставку 1.8 млрд доз. Что можно сказать: уроки извлекаются, нужно еще больше увеличивать роль здравоохранения в ЕС.

Что касается климата и энергетики, эта революция будет быстрой и беспрецедентной. И Shell, и ExonMobil будут вынуждены сбрасывать выбросы до 40%. Как арктическая страна Финляндия беспокоится о судьбе Арктики. Финляндия собирается к 2035 году достичь требуемых показателей. Говорят, в России используют гидроэнергию для майнинга криптовалют. Но такие подходы должны применяться не только в таком деле. 

Сейчас идёт быстрая цифровизации мира, всех сторон мира. Но в этом таится и опасность: злоумышленники. Правительства должны это понимать. Все мы должны это понимать".

В своем следующем вопросе Константин Косачев коснулся темы: "ЕС выступает лидером по многим вопросам и это хорошо. И мы это поддерживаем. Но порой возникает впечатление, что ЕС пытается использовать своё лидерство не во благо. Ситуация, которая сейчас складывается с сертификацией вакцин в Европе, как пример. Да и климатическая повестка, среди прочего, содержит ряд преимуществ для так называемых чистых производств, исключая ядерную энергетику, что, с нашей точки зрения, несправедливо.

На вопрос модератора по ситуации в Европе: "Возможен ли с Вашей точки зрения перезапуск общеевропейской повестки уже в инклюзивном формате Хельсинской повестки 1975 или Парижской встречи 1990 года? Возможно ли сделать такие дискуссии чисто-европейскими без подключения третьих стран?", -  исполнительный вице-президент Итальянского института международных политических исследований (ISPI) и профессор международных отношений Университета Боккони Паоло Магри ответил:

"Этот перезапуск, о котором Вы говорите, безусловно, необходим. Но возможности для него в настоящий момент очень слабые, ограниченные. В добавок к этому Россию невозможно исключать из этого процесса. Когда мы решаем глобальные вопросы, исключать такие могущественные страны невозможно. Мы должны обязательно создавать условия для инклюзивного диалога. Ситуация должна развиваться таким образом, чтобы это стало возможным.

Далее, как повлияет изменение ценностей на международную политику. Вопрос, меняются ли западные ценности или нет. Требуется время для изменения, но они происходят всегда. Ускоряются ли они сейчас? И да, и нет. Вот сейчас вопрос демократии стал самым главным. Вот 15 лет назад никто и представить себе не мог, что та же Венгрия может быть адвокатом нелиберальной демократии. И западные ценности также меняются. В том числе и из-за миграции в Европе. Но одновременно с этими изменения мы видим и преемственность: свобода слова, выражения мысли. Далее, конечно, железный занавес исчез, но менталитет, особенно старого поколения, еще является менталитетом железного занавеса. И это должно измениться".

Читайте также