Цифровая экономика – прорывные технологии и регулирование


Роль прорывных технологий.
Развитие цифровой экономики в перспективе будет зависеть от успеха ряда прорывных технологий. На конец 2017 г. можно выделить пять таких технологий:

а) 5G-связь;

б) 3D-печать;

в) блокчейн;

г) искусственный интеллект (ИИ);

д) виртуальная реальность.

Перечисленные технологии входят в число наиболее важных направлений развития, выделенных в стратегических документах большинства развитых стран. Активные попытки развивать их предпринимаются также в Китае и ряде других азиатских стран, а в 2017 г. «цифровые» приоритеты получили также широкое внимание государственных лиц России.

Упомянутые технологии находятся в стадии интенсивного развития с каждым годом становятся все более совершенными и привлекают к себе все больше молодых ученых. Каждая технология способна оказать подрывное воздействие на ряд традиционных отраслей экономики и на бизнес в целом. Прежде чем перейти к рассмотрению лидирующих отраслей, которые уже стали цифровыми или в полной мере ощутили на себе воздействие новых технологий, рассмотрим перспективы выбранных прорывных технологий.

5G-связь.
Распространенные в крупных городах мобильные системы связи работают в сетях LTE 4G (2665 МГц) со скоростью до 100 Мбит/с. Дальнейший прогресс связан с использованием миллиметровых волн (1-100 ГГц), которые имеют уникальные особенности и широко применяются, например, военными. Новые сети будут способны обеспечить скорость до 10 Гбит/с. Именно увеличение скорости передачи данных в десятки раз и является той возможностью, которая приведет к грандиозным изменениям в мире. Уже проведенные тесты показывают, что эра 5G близка и, вероятнее всего, наступит в начале 2020-х годов. после внедрения нового единого стандарта связи (IEEE 5G). Именно сети нового поколения откроют дорогу повсеместной промышленной автоматизации (m2m), беспилотному транспорту и реальным прорывам в сфере интернета вещей. Первое время технология будет использоваться в крупнейших мегаполисах и способна существенно изменить их экономику.

3D-печать.
Аддитивное производство позволяет накладывать тонкие слои материала друг на друга, создавая требуемую 3D-модель. В настоящее время этот рынок очень невелик – около 6 млрд. долл. в 2016 году. Ожидается, что использование 3D-печати способно удешевить производство, дать новые высококвалифицированные рабочие места и вкупе с другими технологиями трансформировать промышленность. В 2015-2016 гг. на рынке 3D-печати наблюдалось замедление и полное несоответствие ожиданиям аналитиков. Однако уже в 2017 г. сектор ждет рост около 16%, а общее число проданных 3D-принтеров вырастет на 39%. Оценки консалтинговых компаний весьма оптимистичны – в ближайшие 5 лет среднегодовой рост объема рынка 3D-принтеров достигнет 33% (по данным Context). Наибольший вклад вносят именно промышленные устройства.

Блокчейн.
Технология распределенных реестров позволяет проводить транзакцию (т.е. передавать некоторую ценную информацию, например, валюту или контрактные обязательства) без ее копирования и дальнейшего сравнения копий – методом распределения (share) между множеством независимых и анонимных пользователей (узлов). Следует подчеркнуть, что в первую очередь блокчейн актуален для тех стран и отраслей, где низок уровень доверия установившимся организациям (банкам, правительствам, контрагентам и проч.), поскольку технология привлекает своей прозрачностью и защищенностью. Она дает возможность развивать смарт-контракты (т.е. выполняющиеся автоматически при достижении заданных условий), долевую экономику (sharing economy) (уже состоявшуюся на примере Uber и Airbnb), краудфандинг, электронные выборы, новые виды защиты интеллектуальной собственности и идентификации пользователей, микрогриды в энергетике, а также может найти применение в любых других операциях, требующих мгновенного и безопасного обмена данными. Кроме того, технология блокчейн позволяет создавать криптовалюты, наиболее известной из которых является биткоин. Криптовалюта – это цифровая валюта, обращающаяся в компьютерной сети. Криптовалюты имеют ряд преимуществ: высокая скорость транзакций, прозрачность операций и безопасность. Тем не менее, будущее криптовалют остается под вопросом – эмитентом криптовалюты выступают одновременно множество участников, что может сделать такую систему нестабильной. В любом случае, криптовалюты требуют переосмысления роли и функции денег в рамках экономической системы. Над проектом блокчейн-транзакций активно работают Visa (Visa B2B Connect), Disney, IBM, правительства Дубая, Китая, Кореи. До 2017 г. технология почти целиком была сосредоточена в США и Западной Европе. В 2017 г. блокчейн получил особое распространение в Азии. Например, если в 2013 г. 78,7% транзакций блокчейн приходилось на США, то в 2016 г. доля США составила уже 49,2%. Отдельно стоит отметить огромный потенциал блокчейна для Африки, где 70% населения лишены банковского обслуживания. Ряд стран региона уже заявили о своей заинтересованности.

Искусственный интеллект (ИИ).
Технологии искусственного интеллекта включают в себя такие разработки, как машинное обучение распознавания изображений и речи. ИИ применяется в ИКТ, медиаиндустрии, ритейле, здравоохранении и проч. По оценкам McKinsey, крупнейшие высокотехнологичные компании тратят на ИИ от 20 до 30 млрд. долл. ежегодно, а стартапы – от 6 до 9 млрд. долл. Более 90% затрат идут на НИОКР, 60% – в технологии машинного обучения. Большая часть применений ИИ находится на экспериментальном этапе, поэтому оценки перспектив этого рынка сильно разнятся (от 0,6 до 126 млрд. долл. к 2025 году). Хотя инвестиции стремительно растут, о коммерческом использовании ИИ говорить пока преждевременно. Лучше всего ИИ внедрен в трех отраслях: телекоммуникациях, автомобилестроении и финансовых услугах.

Виртуальная реальность.
Технологии виртуальной реальности обычно рассматриваются вместе с технологиями дополненной и смешанной реальности. По оценкам Goldman Sachs, к 2025 г. в лидерах по внедрению виртуальной реальности будут видеоигры (более 11 млрд. долл.) и здравоохранение (более 5 млрд. долл.). Весь рынок может превысить 80 млрд. долл. По итогам 2016 года рынок оценивается в 2,7 млрд. долл. Следует отметить, что по продажам соответствующего ПО Азия опережает Северную Америку, однако в США идет стремительный рост – от 97 млн. долл. в 2016 г. к 403 млн. долл. в 2017 г. (по данным отчета SuperData)4.

Проблемы регулирования.
Конкурентоспособность государств будет определяться гибкостью управления и способностью предвидеть воздействие новых технологий и быстро реагировать на изменения. Новые технологии расширяют возможности участников рынка, но также сопряжены с рядом вызовов. Особого внимания требует влияние цифровизации на конкурентную среду и на рынок труда – цифровая экономика ведет к автоматизации рабочих процессов, что приводит к увеличению спроса на высоко- и низкоквалифицированные рабочие места, но также к сокращению числа работников средней квалификации. Правительства по всему миру создают специальные интернет-министерства, регуляторы запускают инициативы, направленные на соблюдение единых правил для участников цифрового бизнеса, меняются спецслужбы. К числу актуальных инициатив можно отнести: создание электронного правительства, цифровизацию систем здравоохранения/образования/ЖКХ, подготовку законов, регулирующих новые элементы цифровой экономики.

Наибольшую сложность в вопросе регулирования инновационных процессов представляет то, что технологии развиваются быстрее, чем политические режимы. Тем не менее, во многих развитых странах (члены ОЭСР) уже приняты те или иные программы регулирования цифровой экономики. Целями регулирования являются: стимулирование новых форм связи и коммуникаций (интернет, m2m), стимулирование конкуренции, как в рамках цифрового сектора, так и в традиционных отраслях, защита интересов и безопасности потребителей (пользователей). Решения могут иметь встречный эффект: например, усиление контроля за информацией может сдерживать развитие интернета, а поддержка того или иного формата цифровых коммуникаций – вести к закреплению одной бизнес-модели, при этом создавая препятствия для возникновения новых.

Можно выделить три вызова цифровой экономики для системы государственного регулирования.

Во-первых, цифровой сектор, интернет и новые формы коммуникаций развиваются очень быстро. Возникают новые платформы и сервисы, которые требуют внимания регуляторов и новых подходов. Соответственно, вводимые законодательные нормы могут быстро терять актуальность и эффективность, что усиливает давление на регуляторы.

Во-вторых, происходит конвергенция медиа. Интернет, телевидение, мобильная связь оказываются все сильнее взаимосвязаны. Это влечет смешение рынков, которые традиционно регулировались отдельно, а также создает новые вызовы для антимонопольных органов. В ЕС уже отреагировали на этот вызов, объединив контроль за телекоммуникациями и ТВ- и радиовещанием в одном надзорном органе.

В-третьих, децентрализованная природа интернета и цифровой экономики, отсутствие в ней явных географических границ создает проблемы юрисдикций и согласованных регуляторных подходов в различных странах. Некоторые аспекты интернета и цифровых технологий были стандартизованы и согласованы на международном уровне (домены, принципы мобильной связи, некоторые нормы прав интеллектуальной собственности). Тем не менее, еще нерешенных проблем регулирования больше. Это прокси-сервера, пиратский контент, «darknet», транзакции через третьи страны (с другим регулированием). Кроме того, остро встают вопросы принципов налогообложения и ответственности сторон.

Учитывая эти вызовы, центральным вопросом для регуляторов становится выбор регуляторного подхода. Подходы варьируются от саморегулирования, при котором пользователи и компании должны сами решать проблемы между собой, прежде чем обращаться к государственному регулятору и совместного регулирования, при котором государственный и частный сектор сотрудничают друг с другом в рамках единой организации до административно-управленческого регулирования, при котором правительство устанавливает единые правила.

В сравнении с административно-управленческим регулированием у саморегулирования есть преимущества: решения относительно технической стандартизации принимают представители отрасли, которые лучше знакомы с тем, как функционирует отрасль. Такой подход представляется релевантным в условиях столь сложного рынка, как цифровая экономика. Более того, саморегулирование может быть более гибким, чем административно-управленческое регулирование, что хорошо подходит динамичной цифровой экономике. Однако есть и минусы: при саморегулировании представители отрасли могут не учитывать интересы остальных субъектов экономики, в т.ч. и потребителей. Таким образом, оптимальным подходом является совместное регулирование.

Специалисты ОЭСР предлагают ряд решений отдельных вызовов цифровой экономики, см. Табл. 1.

 

Таблица 1

Вызовы цифровой экономики и регуляторные меры

Вызов

Регуляторные меры

Растущий выбор и удовлетворение растущего спроса на мобильную коммуникацию

Разукрупнение местных предприятий, разделение по видам деятельности, в некоторых странах — государственные инвестиции

Необходимость сохранить и поддержать конкуренцию в области мобильной коммуникации

Определить или, по крайней мере, повлиять на число участников рынка, поддерживая или предотвращая их консолидацию

Совместное использование сети мобильными операторами

Следить за соглашениями мобильных операторов по совместному использованию сети. Пример Японии, где создана Японская ассоциация инфраструктуры мобильных коммуникаций (Japan Mobile Communications Infrastructure Association), участники которой используют совместные мощности на определенных участках местности, например, в туннелях

Конвергенция: проблема объединения компаний. Например, мобильные операторы заключают соглашения с производителями смартфонов, чтобы пользователи приобретали комплект из смартфона и сим-карты. Это ограничивает способность пользователя поменять мобильного оператора

В Японии Министерство внутренних дел и коммуникации постановило, что в продажу должны поступать только устройства без SIM-lock, чтобы пользователи могли при желании сменить мобильного оператора. В ЕС обсуждается вопрос о том, чтобы предоставить пользователям возможность бесплатно расторгнуть контракт с мобильным оператором. Регуляторы в сфере коммуникаций должны контролировать подобные объединения, следить за тем, чтобы конвергенция не препятствовала конкуренции

Конвергенция: проблема принципа технологического нейтралитета (использование существующих частот для новых сервисов)

Провести регуляторную реформу для внедрения технологического нейтралитета, чтобы единый свод правил для сферы коммуникаций повысил эффективность рынка

Проблема сетевого нейтралитета

В ОЭСР нет единого подхода к сетевому нейтралитету. Например, в Норвегии сетевой нейтралитет обеспечивается государством совместно с предприятиями (совместное регулирование). В ЕС обсуждается законопроект, который бы обеспечил открытость интернета для всех пользователей. В США — Protecting and Promoting the Open Internet. Запрещает блокировку и платную приоритизацию одних сайтов перед другими

Проблемы облачной обработки данных: недостаточно контроля, вызовы безопасности в открытых сетях, защита персональных данных

Развитие новых технологий, самостоятельное регулирование субъектами (странами, юрисдикциями) возникающих конфликтов, развитие и применение новых механизмов контроля прав на интеллектуальную собственность

 

Источник: OECD Digital Economy Outlook 2015. Paris, 2015.

В заключение отметим, что возникновение и распространение ИКТ оказало на мировую экономику столь глубокое влияние, что появился новый феномен – цифровая экономика. Тем не менее, ее масштаб пока остается относительно небольшим, и говорить о ее определяющей роли в развитии мировой экономики преждевременно. Непрерывно возникают новые технологии, которые будут продолжать менять экономический и институциональный ландшафт.

Феномен цифровой экономики подчеркивает закономерности современного технологического развития и управления этим развитием. Попытки различных стран поддерживать инновации и экономический рост пока не выявили единого успешного подхода. Институциональная среда в сфере цифровых технологий остается фрагментированной. В разных странах зачастую действуют противоположные принципы регулирования ИКТ. Важнейшей задачей остается выработка сбалансированного подхода, способного максимизировать положительный эффект от цифровой экономики и минимизировать риски, связанные с распространением новейших технологий (безработица, социальное неравенство и др.).

____________________________

Примечания:

1 Tapscott D. The Digital Economy: Promise and Peril in the Age of Networked Intelligence. New-York: McGrow-Hill, 1996. P. 1.

2 Например, долевая экономика (sharing economy – экономические отношения, основанные на принципе «делиться, вместо того, чтобы владеть».

3 Peña-López I. et al. OECD Digital Economy Outlook 2015. Paris, 2015

4 http://www.rt.com/business/378767-virtual-reality-market-growth/

 

 

 

Источник: Год планеты: ежегодник. Вып. 2017 г.: экономика, политика, безопасность. Под ред. В.Г. Барановского, Э.Г. Соловьева. М.: Идея-Пресс, 2017, 400 с.

https://www.imemo.ru/index.php?page_id=645&id=3908

3.151566602504
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика