«Транзитный мир: что завтра?»

«Транзитный мир: что завтра?»


Вне зависимости от своего желания, общество вынуждено столкнуться с новой реальностью и ждать будущее, которое пока неизвестно. Основой революционных технологий всегда служили базовые, ключевые технологии. Однако в последние годы наблюдается принципиально новая ситуация - экспоненциальный рост технологий во всех отраслях. При этом сегодня нельзя выделить одну технологию, которая была бы лидирующей. Меняются экономические уклады, стирается грань между реальным и виртуальным. Пленарная сессия Сбербанка, состоявшая в первый день ПМЭФ, была посвящена именно этому вопросу - переломному моменту, который условно назвали «транзитный мир».


Моделировал панель «Транзитный мир: что завтра?» президент, председатель правления Сбербанка России Герман Греф. Организаторы встречи ставили задачу найти среди мнений лидеров рынка ответ на вопрос, какой будет дальнейшая реальность, как государствам, компаниям и людям не потеряться на диджитальной карте мира, как адаптироваться к новой реальности? По итогам голосования, 60% аудитории сошлось во мнении, что мы стоим на пороге изменений, сравнимых с зарождением жизни на земле. Сегодня компании, которые не успевают трансформироваться, исчезают, ярким примером является тот факт, что из-за разрушения традиционных бизнес-моделей с 2000 года исчезла половина компаний Fortune-500. Герман Греф привел данные Сбербанка, собранные из различных источников, согласно которым только 4% отраслей изменили свои модели управления. Что транзитный мир несет для общества и для людей – по сути, попытку расширить возможности человека, защититься от угроз и справедливо распределить социальные блага и внутри стран, и внутри мира в целом, поскольку в таком транзитном мире отставшие страны быстро превращаются в доноров капитала для стран-лидеров. Но подобный переход несет множество изменений. Государственные институты не готовы обновляться с такой скоростью, поэтому даже самые развитые государства начинают устанавливать запреты (несмотря на формальные разрешения). Инвестиции перетекают в цифровые активы, компании и люди не успевают за изменениями, продолжая мыслить линейно.

Лидером на сегодняшний день является США, 13% рынка занимает Китай. При этом Китай растет более быстрыми темпами, чем другие страны, поэтому имеет все возможности приблизится к США в ближайшие годы. Причина отставания Китая частично объясняется тем, что большой сегмент активности цифровых технологий был направлен на внутренний рынок страны, поскольку большая часть населения не владеет английским. Доля стран в капитализации интернет-сектора составляет 61%, а 29% - это будущее распределение цифрового ВВП.

Основной вопрос, кем же мы сегодня являемся и что нам нужно сделать в этом мире. По мнению Питера Диамандиса, основателя и исполнительного председателя XPRIZE Foundation, мы живем в самое лучшее время, имеем наилучшие вычислительные мощности и широкий доступ к информации, что раньше было доступно только государству. За последние 100 лет доход на душу населения увеличился в разы, а все услуги, создаются исключительно для удобства. Благодаря виртуальному пространству каждый человек сегодня имеет возможность реализоваться (и еще больше возможностей будет иметь через 10 лет), выбрать для себя занятие или интересующую его проблематику и много сделать для ее решения, что, в свою очередь, помимо развития приносит и благосостояние. Сегодня существуют сотни команд, занимающихся поиском альтернативной энергии (напр. Солнце предоставляет в 10 тыс. раз больше энергии, чем мы потребляем, также энергия воды и др.). Получить доступ к возможностям своего ДНК скоро станет обычной реальностью и способом диагностики и лечения. Интерфейс между мозгом и компьютером – это новый проект поиска ученых. Квантовые технологии выводят использование возможностей человека на принципиально новый уровень. Ряд исследований ведется по изучению жизни на других планетах. И Петер Диамандис убежден в том, что все данные процессы ведут только к процветанию человека. Один из главных плюсов новых разработок – это снижение стоимости жизни, но проблема состоит в том, что люди боятся изменений. Смысл происходящего состоит не в том, чтобы искусственный интеллект заменил профессии, а в том, чтобы он эффективно работал вместе с человеком. К сожалению, правительства не инвестируют в «сумасшедшие» идеи, несмотря на их перспективность, в них предпочитает инвестировать бизнес.

Меир Бранд, вице-президент Google, считает, что не всё общество оптимистично смотрит на трансформации. Первая тенденция в более очевидной реальности – это подключенность к интернету. Бранд приводит цитату: «Будущее уже здесь, оно просто неравномерно распределено между людьми». Подключение к интернету полностью меняет жизнь, и такие компании как Гугл работают именно с целью форсирования процесса. При этом компания готова рассмотреть варианты бесплатного интернета для беднейших регионов с целью устранения дестабилизации мировых процессов. Что скрывается за компаниями, которые развиваются сегодня? Параллельно с Google развивался ряд других компаний, таких как Microsoft и пр., которые, несмотря на лидерство Google, не исчезли с рынка, а также нарастили свою капитализацию. Однако все не могут разбогатеть пропорционально. Ускоряющиеся компании, такие как Nokia, Motorola, которые были лидерами, хорошо известными всему миру, мгновенно потеряли рынок. Причина – отсутствие регулярного внедрения инноваций. И данный фактор риска сохраняется для всех компаний, не внедряющих инновации. По мнению Бранда, искусственный интеллект, в частности, избавит людей от рутинных вещей, таких как письма, графики, таблицы. 

Го Пин, генеральный директор Huawei Technologies, входящих в пятерку самых крупных инвесторов в мире, считает, что навряд ли есть большая разница между интернет-компаниями США и Китая. Google доминирует в рекламе, Huawei - в технологиях. Все цифровые технологии уже существенно изменили жизнь, поэтому компания разделяет позицию Google в том, что инвестиции в НИОКР - единственный способ удержаться на рынке.

Нассим Николас Талеб, почетный профессор Нью-Йоркского университета, еще делая свой прогноз 20 лет назад, подчеркивал, что он работает «с хрупкостью» явлений (продуктов). «Когда заглядываешь на 20-30 лет вперед, можно определить, какие хрупкие точки сегодня просто не будут существовать. Все вещи, которые быстро уходят из оборота, обладают определенность хрупкость и коротким сроком жизни, им на смену просто приходят другие технологии». Например, до появления социальных СМИ люди не имели возможности выражать свою реакцию публично, как они всегда это делали, сидя у экрана телевизора. И во всех вещах, продолжающих свое существование, можно увидеть отсутствие отрицания предыдущих фундаментальных наработок. К сожалению, существующий рост технологий нельзя спланировать на год в процентах. Но нервозность и депрессия стали мировыми болезнями, не окажется ли самым хрупким в этой ситуации человек?

Садхгуру, йогин, мистик, приглашенный на дискуссию, является известным спикером и экспертом во многих процессах трансформации человеческой жизни. Суждения Садхгуру далеки от мистики в нашем понимании и скорее являются глубокими философскими рассуждениями. По его мнению, в отличие от многих «хрупких» явлений, самого человека нельзя назвать хрупким (в отличие от структур, созданных вокруг него), и жизнь в человеке начинает просыпаться по-настоящему только тогда, когда начинается выживание. В следующие 25 лет борьба за выживание сотрется, доминирующим фактором станет мозг человека и его бесконечные возможности. Гений человека может реализоваться только в тех условиях, когда ему не нужно бороться за выживание. Все, что можно делать с точки зрения сбора данных, уже не будет его предметом деятельности, телефон в руке как таковой станет по объему информации умнее самого человека. Человеку присуще желание доминировать, но сама эта идея через 25-30 лет устареет. Потребитель определяет, что происходит с технологиями. Но это всё возможно только при условии отсутствия ограничений со стороны правительств некоторых государств. По мнению спикера, технологии слишком медленно развиваются, и их скорейшее развитие будет только во благо развитию человеческому. Безусловно, эти процессы будут сопровождаться социальными потрясениями, так как это закономерный исторический процесс. Садхгуру уверен, что интеллект человека помогает трансформировать предметы и является. При этом, он подчеркнул: «Мы инвестировали в технологии, но не инвестировали долго в живых людей. Поэтому все зависит от того, какие ценности будут у человека, который ими будет управлять. Для человека свойственно быть лучше, чем он есть сейчас, однако пока человеческая природа имеет ограниченные возможности».

Максим Акимов, заместитель председателя Правительства РФ, ответил на вопрос «Что же станет для России таким моментом, который мобилизует ее для осуществления прорыва»: Мир быстро меняется, поэтому окон или возможностей для прорывов в стране достаточно. Главный рецепт – это внедрить в государственный механизм настоящую адаптивность. Уже сегодня стоит вопрос: проектное финансирование, к которому мы так долго стремились, актуально ли оно сегодня? По мнению Акимова, государственные data-центры, конечно, необходимы, но ключевой вызов – это адаптивность к существующему моменту. Поэтому главная ценность на сегодня - это коммуникации государства и бизнеса, хотя задач становится все больше и больше с каждым днем по всем отраслям деятельности страны.


Больше информации о ПМЭФ'18 читайте в нашем специальном проекте.
3.151590754860
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2020 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика