Реструктуризация глобальных финансов

Реструктуризация глобальных финансов


В 2018 г. будет реализован один из трех сценариев динамики глобальных финансов. Первый (вероятность 60-65%) – продолжение циклического роста мировой экономики, позитивная финансовая конъюнктура. Второй сценарий (вероятность 25-30%) – рост волатильности мировой экономики и глобальных финансов до «предгрозовых» значений (в связи с системными рисками структурных изменений в США («трампономика», финансовые пузыри)), кризисами в отдельных развивающихся экономиках (Венесуэла). Третий сценарий (вероятность 10-15%) – «штормовое» усиление в 2018 г. волатильности в одной из потенциально кризисных точек глобальных финансов(1). Или обострение геополитических рисков, переходящих в финансовые (Ближний Восток, Россия-Запад, Корейский полуостров). За этим – цепная реакция системного риска, финансовые инфекции, избыточная волатильность в финансах, начало сжатий в производстве.

Основной динамики глобальных финансов в 2018 г. будет продолжение циклического роста мировой экономики, с ярким опережением других стран Китаем и Индией, сохранением США наиболее высоких темпов в группе развитых стран.

К 2018 г. в основном сгладится стимулирующий эффект «денежных смягчений» в тех развитых экономиках, которые в начале 2010-х гг. придерживались такой политики. Будет продолжен выход финансовых властей из «экстремального режима вождения», присущего 2008-2014 гг. (прекращение программ денежного смягчения). В США будет продолжена попытка нового рывка (снижение налогов, дерегулирование, инфраструктурные инвестиции), которая может быть отчасти нивелирована повышением ставки ФРС. Япония останется внутри темпов роста 0,5-1,5% («денежные смягчения» + бюджетная консолидация, ограничивающая рост + целевые стимулы в приоритетных областях). В Китае будут продолжать расти риски, связанные с ростом монетизации, насыщенности экономики долгами и финансовыми инструментами, мыльными пузырями.

Реструктуризация глобальных финансов: курсы валют, цены на сырье

Посткризисная реструктуризация глобальных финансов происходит под воздействием циклического укрепления доллара США. За длинными циклами доллара стоят бизнес-циклы экономики США, антициклическая политика ФРС и, как следствие, циклическая динамика дифференциала долгосрочных процентных ставок ключевой пары «доллар-евро» (США-еврозона).

В зависимости от динамики доллара к евро будет происходить «перетряска» соотношений курсов валют, сложившихся в 2000-2010-е годы, а также колебания в «противофазе» доли доллара и евро в глобальных финансах.

Таблица 1. Прогноз динамики ВВП с учетом воздействия фактора финансовой политики

 

Изменение ВВП, %

2011

2012

2014

2016

2017

2018

Мир

4,2

3,5

3,4

3,2

3,6

3,7

Развитые экономики

1,7

1,2

1,9

1,7

2,2

2,0

Экономики «денежных смягчений»

США

1,6

2,2

2,4

1,5

2,2

2,3

Великобритания

1,5

1,3

3,1

1,8

1,7

1,5

Япония

-0,5

1,7

-0,1

1,0

1,5

0,7

Экономики «сдержанной денежной политики» / более жестких бюджетных ограничений

Еврозона

1,6

-0,9

1,1

1,8

2,1

1,9

Германия

3,7

0,7

1,6

1,9

2,0

1,8

Нидерланды

1,7

-1,1

1,4

2,2

3,1

2,6

Франция

2,1

0,2

0,6

1,2

1,6

1,8

Испания

-1,0

-2,6

1,4

3,2

3,1

2,5

Греция

-9,1

-7,3

0,7

0,0

1,8

2,6

Экономики ребалансирования

Развивающиеся экономики

6,3

5,3

4,6

4,3

4,6

4,9

Развивающиеся экономики Азии

7,9

7,0

6,8

6,4

6,5

6,5

Китай

9,5

7,9

7,3

6,7

6,8

6,5

Индия

6,6

5,6

7,2

7,1

6,7

7,4

Латинская Америка

4,6

3,0

1,0

-0,9

1,2

1,9

Бразилия

3,9

1,9

0,1

-3,6

0,7

1,5

Мексика

4,0

4,0

2,2

2,3

2,1

1,9

Экономики денежных ограничений и бегства капитала

СНГ

4,7

3,5

1,1

0,4

2,1

2,1

Россия

4,0

3,5

0,7

-0,2

1,8

1,6

Источник: IMF World Economic Outlook Database October 2017, Gross domestic product, constant prices, percent of GDP.

Будет удерживаться доля доллара США как валюты, в которой номинированы активы, как резервной валюты (62-65% международных резервов) (2), средства сбережений, в качестве наличности, ходящей по всему миру (3).

Особая история – юань, находящийся в режиме управляемого валютного курса. Доллар в 2010-2013 гг. слабел по отношению к юаню, одновременно укрепляясь к евро и другим валютам. В 2014-2016 гг. возобновились обратная тенденция (эффект для Китая – стимулирование экономики). 2017 год – вновь под знаком некоторого усиления юаня к доллару. Эта страна – 2-й по значимости торговый партнер США. Валютный курс «юань-доллар», «индийская рупия-доллар», «валюты других быстрорастущих экономик-доллар» – это зоны тлеющих валютных конфликтов 2018 г.

В связи с циклическим укреплением доллара в 2010-2016 гг. произошли глубокие изменения всей системы мировых цен на сырье, как финансового товара (4). С марта 2012 г. цена на нефть «Брент» сократилась в 2,7 раза (октябрь 2016 г.), цены на природный газ (NYMEX) с февраля 2014 г. в 2,0 раза, цены на медь (LME) с февраля 2011 г. в 1,7 раза, цены на алюминий (LME) с апреля 2011 г. в 1,6 раза, цены на золото (COMEX) с сентября 2011 г. в 1,6 раза, цены на пшеницу (CBOT) с июля 2012 г. в 2,2 раза. В тяжелое положение попали сырьевые экономики (Россия, Венесуэла, Азербайджан, Нигерия и др.). В них началось накопление долгов, сокращение международных резервов и экспорта капитала, ухудшение финансового состояния. Обратные тенденции – для экономик, импортирующих сырье, в первую очередь, индустриальных стран.

С января 2016 года началась обратная тенденция. Цена на нефть «Брент» выросла в 2,2 раза, до 62-63 долл. за баррель (ноябрь 2017 г.), цены на природный газ (NYMEX) с марта 2016 г. в 1,7 раза, цены на медь (LME) с января 2016 г. в 1,6 раза, цены на алюминий (LME) с ноября 2015 г. в 1,5 раза, цены на золото (COMEX) с января 2016 г. в 1,2 раза. Лишь только цены на пшеницу (CBOT) годами продолжают медленно снижаться.

В 2016-2017 годах усилилось влияние «фундаментальных» факторов: сделка России с ОПЕК по ограничению добычи нефти; выход России как экспортера на рынок зерна; разогрев мировой экономики и др. Вместе с тем с конца 2016 г. началось уверенное ослабление доллара США к евро, что неизбежно вызывает рост цен на сырье.

Динамика мировых цен на сырье в 2018 г. будет во многом связана с тем, по какому из трех сценариев будет изменяться в 2018 г. курсовое соотношение доллара к евро как мировых резервных валют. Соответственно, при прочих равных в фундаментальных факторах, с вероятностью 40-50% в 2018 г. – возврат к снижению цен на сырье (укрепление доллара), с вероятностью 25-30% - продолжение роста сырьевых цен (циклическое ослабление доллара), с вероятностью 25-30% – стабилизация цен на сырье, «коридор» (стабилизация доллара).

Торможение инфляции

До середины 1990-х годов уровень мировой инфляции составлял двузначную величину, временами достигая почти 40% (1992-1993 гг.). К концу 1990-х гг. он снизился до 5-6%, в 2000-х гг. – до 4-5%, в 2010-х гг. – до 3-4%. Прогноз на 2018 г. мировая инфляция – в пределах 3-4% , рост инфляции в еврозоне благодаря политике «денежных смягчений».

Как и раньше, инфляция в развивающихся странах будет в 2018 г. в несколько раз выше, чем в развитых. Зоны особенно высокой инфляции 2018 г. – постсоветское пространство и Латинская Америка, нефтяные экономики. Велика вероятность нового всплеска инфляции в СНГ.

Сверхнизкий процент

Одновременно с 1970-х гг. снижался «глобальный» уровень процента. После кризиса 2008-2009 гг. возникла новая идеология банковского дела, в которой отрицательный процент признается законным, функция банков – не прирост капитала, а надежное хранение ликвидности. Инвестор должен платить банкам за эту услугу вместо того, чтобы рассчитывать на процент, на рост своих вложений.

В 2018 г. эта тенденция подтвердится. Длительность времени, в течение которого ФРС не повышала свою ставку (декабрь 2008 г.-ноябрь 2015 г.), не имеет прецедентов. Увеличение ставки в декабре 2015 г. имело минимальные, самые осторожные размеры. Наиболее вероятный сценарий 2018 г. – повышение ставки, будет носить больше формальный характер, обозначающий вектор политики ФРС, как это было в декабре 2016-2017 годах. Рост ставки будет минимальным, чтобы не создать избыточный волатильности на финансовых рынках.

В зоне евро ЕЦБ удерживает нулевые-отрицательные ключевые ставки с 2012 г. («deposit facility»), снижающиеся, нулевые-минимальные (main refinancing operations, marginal lending facility). В 2017 г. процент колебался около нуля, плюс-минус несколько десятых, в попытках продолжать стимулирование роста и инфляции (при все более сокращающихся возможностях сделать это за счет изменения ключевых ставок). Большинство центральных банков мира находится в том же тренде снижения своих процентных ставок. В итоге, длинный тренд снижения процента по всем видам финансовых инструментов продолжается, глобальные финансы и в 2018 г. будут находиться на территории «низкого процента».

Таблица 2. Инфляция

 

Изменение индекса потребительских цен, %

2011

2012

2014

2016

2017

2018

Мир

5,1

4,1

3,2

2,8

3,1

3,3

Развитые экономики

2,7

2,0

1,4

0,8

1,7

1,7

Экономики проведенных «денежных смягчений» / более мягких бюджетных ограничений

США

3,1

2,1

1,6

1,3

2,1

2,1

Великобритания

4,5

2,8

1,5

0,7

2,6

2,6

Япония

-0,3

-0,1

2,8

-0,1

0,4

0,5

Экономики «сдержанной денежной политики» / более жестких бюджетных ограничений

Еврозона

2,7

2,5

0,4

0,2

1,5

1,4

Германия

2,5

2,1

0,8

0,4

1,6

1,5

Нидерланды

2,5

2,8

0,3

0,1

1,3

1,4

Франция

2,3

2,2

0,6

0,3

1,2

1,3

Испания

3,2

2,4

-0,1

-0,2

2,0

1,5

Греция

3,1

1,0

-1,4

0,0

1,2

1,3

Экономики ребалансирования

Развивающиеся экономики

7,1

5,8

4,7

4,3

4,2

4,4

Развивающиеся экономики Азии

6,5

4,6

3,5

2,8

2,6

3,2

Китай

5,4

2,6

2,0

2,0

1,8

2,4

Индия

9,5

9,9

5,9

4,5

3,8

4,9

Латинская Америка

5,2

4,6

4,9

5,6

4,2

3,6

Бразилия

6,6

5,4

6,3

8,7

3,7

4,0

Мексика

3,4

4,1

4,0

2,8

5,9

3,8

Экономики денежных ограничений и бегства капитала

СНГ

9,7

6,2

8,1

8,3

5,8

5,2

Россия

8,4

5,1

7,8

7,0

4,2

3,9

Источник: прогнозных данных: IMF World Economic Outlook Database October 2017, Inflation, average consumer prices, Percent change.



1. Пара «доллар-евро», цены на сырье, рынок акций США, финансовая система Китая, развивающиеся рынки Латинской Америки, России и СНГ, государственные долги стран ЕС, регулятивные риски глобальных банков и т.п.

2. Claims in U.S. Dollars, Allocated Reserves, IMF COFER

3. От 60% до 70% 100-долларовых купюр находятся вне США (2010-2011). 55% 50-долларовых банкнот и 60% 20-долларовых банкнот – за рубежом (2010). От 350-400 до 580 млрд. долларовой наличности находилось за рубежом (2009-2010 гг.). Источники: Rebecca Hellerstein, William Ryan. Cash Dollars Abroad. Federal Reserve Bank of New York Staff Reports. February 2011; Half of UK banknotes ‘held overseas or used for black market’ (BT.com, 15 September 2015, Bank of England Report); Ruth Judson. Crisis and Calm: Demand for U.S. Currency at Home and Abroad from the Fall of the Berlin Wall to 2011. Board of Governors of the Federal Reserve System International Finance Discussion Papers IFDP 1058 November 2012.

4. С начала 2000-х гг. нефть, газ, металлы, продовольствие стали во многом финансовыми товарами. Их мировые цены формируются на биржах товарных деривативов (Нью-Йорк, Лондон, Чикаго, зерновые биржи Канзас-Сити, Миннеаполиса). Резко выросла доля финансовых спекулянтов и институциональных инвесторов, играющих с товарами. Фундаментальные факторы (запасы, спрос, производство, технологии, геополитика) имеют второстепенное значение, действуют на цены «на экстремумах». Цены на сырье формируются в долларах. Преобладающая часть расчетов за них – тоже в долларах. Преобладающая часть расчетов за них – тоже в долларах. Инвесторы свободно переходят из доллара в нефть, из нефти в облигации, из облигаций в металлы и т.д. В итоге, цены на сырье синхронизировались с долларом. Ослабление курса доллара к евро (это ключевая валютная пара) ведет, при прочих равных, к росту цены активов на рынках, к тому, что увеличение цен становится компенсацией падающего доллара. Усиление курса доллара связано с отрицательными движениями в стоимости активов. Наблюдается устойчивая корреляция цен товарных и финансовых активов. Подробно об этом см.: Миркин Я.М., Жукова Т.В., Кудинова М.М., Бахтараева К.Б., Левченко А.В. Международная практика прогнозирования мировых цен на финансовых рынках (сырье, акции, курсы валют). М.: Магистр, 2014. С.11-40

 

Источник: ИМЭМО

 

3.151575719274
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика