Национальные инновационные системы. Развивающиеся страны за пределами «очагов созидательного разрушения»: вызовы роста


Начало

Тренды инновационного развития на перспективу формируют ряд парадоксов и вызовов для развивающихся стран, не относящихся к категории передовых.

ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ЗА СЧЕТ БЫСТРОГО УДЕШЕВЛЕНИЯ ТЕХНОЛОГИЧНОЙ ПРОДУКЦИИ И ЧАСТИ НАУКОЕМКИХ УСЛУГ БЛАГОСОСТОЯНИЕ НАСЕЛЕНИЯ МИРА, В ТОМ ЧИСЛЕ БЕДНЕЙШИХ СТРАН, БУДЕТ РАСТИ БЫСТРЕЕ, ЧЕМ ВВП, ДОХОДЫ ДОМОХОЗЯЙСТВ И ИНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ. ЭТО ПОЗВОЛИТ СМЯГЧИТЬ СОЦИАЛЬНЫЕ, ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И ИНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ЭТИХ СТРАНАХ

Далее, для амбициозных развивающихся стран, прошедших ранние стадии индустриализации и накопивших определенный финансовый, кадровый и организационный капитал, снижаются барьеры формирования первичных элементов экономики знаний, включая:

  • создание производственных филиалов зарубежных технологических ТНК с постепенным развитием аутсорсинговых технологических производств и сети местных поставщиков;
  • возможности создания простейших процессных инноваций для указанных производств;
  • функционирование ряда сегментов неприбыльных наукоемких услуг. 

Даже менее развитые страны и отдельные непривилегированные общественные группы и сообщества получают исторический шанс стать частью сферы глобального инновационного развития.

Драйверами этого процесса выступают:

  • сохраняющийся интерес ТНК к укреплению позиций в ценовой конкуренции стран - производственных хабов, снижению трудовых издержек по низкоприбыльным операциям, росту рынков сбыта инновационной продукции и услуг, доступу к глобальному пулу талантов;
  • удешевление продукции хай-тек и средневысоких технологий, включая машиностроение и инфраструктурные решения;
  • изменение требований к национальной образовательной системе и кадровому обеспечению за счет автоматизации и роста глобального рынка профессиональных образовательных услуг (в том числе онлайн-курсов);
  • рост глобального спроса на услуги, не имеющие высоких требований по капиталоемкости, прежде всего ИКТ: от аутсорсинга программного обеспечения до глобализации ранее неторгуемых услуг (например, возможности ряда простых функций телемедицины повторить модель интернационализации колл-центров) и т.п.

В ИТОГЕ ДОЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ИННОВАЦИОННЫХ ТОВАРОВ И УСЛУГ, ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ, А ТАКЖЕ ИР ГОСУДАРСТВ, НЕ ВХОДЯЩИХ В ЧИСЛО РАЗВИТЫХ И ПЕРЕДОВЫХ РАЗВИВАЮЩИХСЯ ЭКОНОМИК, УВЕЛИЧИТСЯ ЗА ПРОГНОЗНЫЙ ПЕРИОД КАК МИНИМУМ В ПОЛТОРА РАЗА

Однако те же глобальные тренды формируют вызов перехода на более высокие стадии развития, связанные с созданием процессных и продуктовых инноваций. Причинами являются:

  • вызов накопления критической массы капитала и нематериальных активов (из-за снижения прибыли даже сложных промышленных производств и простых наукоемких услуг при росте конкуренции);
  • растущая конкуренция за таланты, идеи и технологии со стороны внешних субъектов при снижении барьеров для международного перемещения людей и капитала (утечка идей и талантов);
  • растущая сложность и продолжительность формирования институтов, социальных структур и культуры инноваций, особенно в условиях снижения маржи для ранних стадий роста.

Даже растущие возможности международной кооперации и взаимопроникновение элементов разных НИС не смягчат указанные ограничения. Задействование внешних ресурсов в целях развития требует существенных компетенций и определенного уровня развития институтов и экономики. Исключения для отдельных стран возможны (при условии удачного стечения обстоятельств и (или) сверхрационального управления экономикой), но маловероятны.

ИНЫМИ СЛОВАМИ, ПЛАТОЙ ЗА ДЕШЕВЫЙ «ВХОДНОЙ БИЛЕТ» НА ПЕРВИЧНЫЕ УРОВНИ ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ СТАНОВИТСЯ ОТЛОЖЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ИНТЕНСИВНОГО ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ И ПЕРЕХОД В «СРЕДНЮЮ» И ТЕМ БОЛЕЕ ВЫСШУЮ «ЛИГУ» МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ. ДЛЯ БОЛЬШИНСТВА СТРАН ЭТО ОЗНАЧАЕТ ВЫХОД НА «ПЛАТО» РОСТА БЕЗ КАЧЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

С учетом ускоряющихся темпов инновационного развития и требований к его ресурсам, активам и институтам разрыв между странами-лидерами и догоняющими экономиками вырастет. Глобальное развитие в существующей форме приведет к усилению глобального неравенства — пусть и в смягченной форме (благодаря общему росту благосостояния за счет растущей дешевизны хай-тека и новых форм занятости).

В итоге до 2035 г. новое поколение динамично развивающихся стран — Вьетнам, Малайзия, Индонезия, большая часть латино-американских государств и отчасти Индия - оказываются полупериферией мирового развития. Болезненная реакция на это уже ко второй половине 2020-х гг. может привести часть названных экономик к повторению цикла «инновационного этатизма» (с элементами протекционизма, дирижистского подхода к инновациям и т.п.). Однако даже ограниченный успех подобных мероприятий в новых условиях крайне сомнителен, тогда как затраты будут непропорционально высоки. Единственным бенефициаром в данном отношении окажется Китай, который получит дополнительные возможности развития (новый капитал, технологии, услуги и т.д.) под предлогом преодоления барьеров роста для указанных стран.

На прогнозный период вышеуказанные моменты не станут препятствием для глобальных инновационных и социально-экономических процессов, включая процессы в новых индустриализирующихся экономиках. Однако после 2035 г. они могут с высокой вероятностью сформировать асимметрию и вызов развитию, что выдвинет новые требования к проектированию и регулированию мировой хозяйственной и инновационной системы уже в начале 2030-х гг.

Рынки высоких технологий и наукоемких услуг. Товарные рынки. Спрос на высокотехнологичные и средневысокотехнологичные товары будет в прогнозном периоде кратно расти. Фиксируется сразу несколько масштабных драйверов данного процесса:

  • быстрое распространение индивидуальных и комплексных аппаратных решений в сфере ИКТ;
  • экспоненциальный рост встроенных в различные товары датчиков, контроллеров, актуаторов и систем связи;
  • замещение на избранных рынках (передовые страны, крупные города и т.п.) ряда низко- и среднетехнологичных товаров и решений их высокотехнологичными аналогами или заменителями, например:

  • сокращение использования традиционных видов углеводородного топлива для энергетики за счет альтернативной генерации;
  • аналогичные процессы на транспорте (рост продаж автомобилей с гибридной или полностью электрической силовой установкой);
  • замена базовых металлов в автомобиле- и авиастроении композитными материалами и т.д.;
    распространение технологий мелкосерийного и персонализированного производства;
  • создание новой инфраструктуры по мере внедрения новых прорывных технологий, расширения глобальной сферы развития и т.д

Несмотря на рост спроса и производства высококотехнологичных товаров, их доли в структуре мировой торговли и глобальном ВВП сохранятся на текущем уровне или немного снизятся. Исключение составит период второй половины 2020-х — начала 2030-х гг., когда вероятен рост относительных показателей производства и продаж такой продукции, как:

  • комплексные технологические решения (за счет массового технико-технологического перевооружения промышленности и инфраструктуры ведущих экономик);
  • персональная электроника (за счет роста глобального среднего класса);
  • встроенных систем и необходимых сопутствующих решений (за счет развития Интернета вещей и услуг).

Одной из причин парадокса неувеличения доли высокотехнологичной продукции является устойчивый тренд снижения себе" стоимости единицы продукции хайтек. Однако основной фактор — продолжающийся перенос добавленной стоимости и прибыли с товаров на связанные с ними услуги, прежде всего наукоемкие. Уже в настоящее время их доля в структуре добавленной стоимости промышленных высокотехнологичных продуктов достигает 30 - 50% (разброс цифр связан с различием ситуации для разных товаров и отраслей), и к концу прогнозного периода эти значения заметно вырастут.

При этом снижение прибыльности не приведет к новой волне деиндустриализации развитых стран, как, впрочем, и к новой индустриализации. Частичная реиндустриализация возможна, но в очень специфических нишах и ограниченных масштабах (в развитые страны возвращаются производства, ориентированные либо на локальный спрос, либо, чаще всего, на производство перспективной и технически наиболее сложной продукции). Соразмещение ИР, дизайна и иных инновационных функций и материального производства приводит к синергетическим и мультипликативным эффектам (в том числе «перекрестному опылению» идеями и опытом) для хозяйствующих субъектов и всей НИС. Это, в частности, выражается в росте возможностей для создания как процессных, так и продуктовых инноваций.

ИКТ позволяют снизить транзакционные издержки, связанные с обеспечением синергии эффектов от географически разнесенных центров компетенций и производств. Однако до 2035 г. они не обнулят преимущества соразмещения разноплановых активов. При этом на национальном и корпоративном уровнях осознаются риски и вызовы, связанные с деиндустриализацией и формированием «асимметричной» экономики.

В РЕЗУЛЬТАТЕ ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РАЗВИТЫХ СТРАН БУДЕТ РЕАЛИЗОВЫВАТЬСЯ В ЛОГИКЕ БАЛАНСА ЛОКАЛИЗАЦИИ И ТРАНСНАЦИОНАЛИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВ

К тому же при росте издержек на стороне передовых развивающихся стран новые производства в развитых экономиках за счет новых технологий будут конкурентоспособны в ценовом отношении.

Рынки наукоемких услуг и «сервисизация» экономики. Наукоемкие услуги, прежде всего ИКТ, войдут в новый «золотой век» в результате бурного роста спроса и феномена «сервисизации» как доминирующей характеристики инновационной экономики.

ДОЛЯ НАУКОЕМКИХ УСЛУГ В ГЛОБАЛЬНОМ ВВП И В МИРОВОЙ ТОРГОВЛЕ БУДЕТ РАСТИ ОПЕРЕЖАЮЩИМИ ТЕМПАМИ. КЛЮЧЕВЫМ ДРАЙВЕРОМ ДАННОГО ПРОЦЕССА СТАНЕТ НОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В СФЕРЕ ИКТ

Многократный рост информационной насыщенности всех процессов и всех сфер жизни общества породит потребность в целом классе наукоемких услуг. На границе 2020 - 2030-х гг. новым стимулом роста ИКТ-рынков станет появление масштабируемых интеллектуальных систем, которые создадут дополнительные, хотя и сложнопредсказуемые рынки.

Помимо ИКТ в чистом виде, на волне инновационного развития и транснационализации инновационных процессов будут расти и иные высокоприбыльные сегменты наукоемких услуг (также включающие ИКТ-компоненту). Так, в части новых решений для бизнеса (В2В) можно выделить целый класс перспективных коммерческих сервисов. Прежде всего, это растущий рынок аутсорсинга инновационных функций - исследования и разработки, краудсорсинг, конкурсы и иные инструменты открытых инноваций, дизайн и инжиниринг, разработка продукта «под ключ» (инновации как услуга), контрактное производство сложных и уникальных продуктов и проч.

Другим источником прибыли станет виртуализация активов и развитие связанных с нею бизнес-моделей. Речь идет о разноплановом комплексе решений: от контрактов жизненного цикла и контрактов, ориентированных на результат (product-based logistics — PBL, product-as-a-service — PAAS (контракт, при котором клиент платит за полученный эффект (рассматриваемый как продукт), например, часы работы авиадвигателя, а не за материальный актив.), до лизинга или контрактации под запрос технически сложных продуктов и инфраструктуры (asset on demand) с окончательным переносом прибыли на сервисную часть. Данная практика уже распространена на автомобильном, авиа- и ряде иных рынков, а в 2020-е гг. перейдет и на другие рынки, в том числе капиталоемкой и технически сложной продукции.

Заметным рынком для В2В-решений и альтернативных бизнес-схем станет оптимизация и эксплуатация активов. Речь идет о способности ИКТ к системной оптимизации функционирования материальных активов и расширению возможностей их использования (например, за счет новых режимов управления или «бесшовной» интеграции новых модулей в уже существующие системы вместо приобретения новой системы), что существенно снижает капитальные и (или) операционные затраты владельца актива. Примером являются технологии интеллектуальных электросетей, где благодаря управлению спросом и оптимизации работы активов удается уменьшить потребность в новых установленных сетевых и генерирующих мощностях, снизить потребность в топливе и т.д.

Наконец, ожидается быстрое развитие персональных и социальных сервисов с глобализацией соответствующих рынков. Не считая гигантского рынка приложений разной направленности и содержания, целый ряд традиционных услуг в таких областях, как здравоохранение, образование, социальные услуги, становятся доступными через удаленный доступ, что повышает потенциальную экономическую выгоду и производительность труда указанных отраслей экономики и их выход из категории «неторгуемых» услуг.

Рыночными лидерами этого процесса, как представляется, станут новые малые и средние компании, причем как в новых, так и в ряде традиционных ниш. В то же время крупные ТНК сохранят лидерство в сегментах, связанных с системной интеграцией и комплексными промышленными и инфраструктурными услугами, частично на рынках услуг в области здравоохранения.

Источник: Мир 2035. Глобальный прогноз / под ред. А.А. Дынкина; ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН. М.: Магистр, 2017, 352 с.

3.151566422317
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика