Мир на Корейском полуострове – фантазия или реальность


Мирное урегулирование на Корейском полуострове, или иными словами установление здесь прочной системы мира взамен действующего по окончании войны 1950–1953 гг. соглашения о перемирии – тема столь же непростая и многоплановая, как и весь «корейский вопрос» в целом. Впрочем, очевидно, что создание системы постоянного мира в Корее как раз и является одной из важнейших составляющих проблем полуострова, которые в ожидании своего решения на протяжении десятилетий теперь оказались спрессованными в один плотный конгломерат.

Это, прежде всего, достижение полного и реального примирения между Севером и Югом Кореи и установление отношений между КНДР и РК как двумя суверенными государствами; избавление Корейского полуострова от избыточных вооружений, начиная с ракетно-ядерного разоружения Северной Кореи; решение вопроса обеспечения безопасности  как для КНДР, так и для РК.

Кроме того, потребуется  выработка взаимоприемлемой формулы будущих отношений между ними, предусматривающей движение к объединению или  продолжительный этап сосуществования отдельно друг от друга; проведение глубоких социально-экономических реформ в Северной Корее, которое только и способно обеспечить выживание и органичное развитие этой страны. На определенном этапе должен быть урегулирован также и вопрос о нормализации отношений КНДР с США и Японией, хотя это потребует от Пхеньяна проведения  более открытой политики и способности добиться подлинной, а не «показушной» стабилизации своего внутреннего положения.

Как мы видим, во всем этом комплексе вопросов выделяются два главных, без решения которых любые планы необратимого и кардинального урегулирования «корейской проблемы» обречены на неудачу. Это – закрытие ядерной проблемы и одновременно установление режима мира.

Нельзя сказать, что вопрос о замене перемирия на мирный договор или соглашение оставался вне сферы внимания заинтересованных сторон на протяжении всего послевоенного периода. Тем не менее идеологическая и военно-политическая конфронтация между КНДР, с одной стороны, и ее бывшими военными противниками – с другой,  сводили на нет все усилия на этом направлении.  Мирная конференция в Женеве в 1954 г., призванная подвести окончательную черту под Корейской войной и наметить пути к объединению Кореи, закончилась полным провалом.   Политические власти как Севера, так и Юга не признавали легитимность друг друга и исходили из того, что все спорные вопросы между ними могли быть решены  исключительно силовым путем. Та же участь постигла и четырехсторонние переговоры (США, КНДР, КНР, РК)  по Корейскому полуострову  в Женеве в конце 90-х годов, в ходе которых наряду с другими задачами затрагивалось и  превращение  перемирия  в  прочный  мир.

Вопрос о необходимости принятия срочных мер в целях завершения войны на основе подписания соответствующего документа оказался в центре  внимания в последние месяцы в связи с проведением встреч на высшем уровне КНДР – США и КНДР – РК. Эта тема предметно обсуждалась и нашла отражение в совместных документах, подписанных Ким Чен Ыном с лидерами обоих указанных государств. Основной смысл, несмотря на различия конкретных формулировок, зафиксированных в упомянутых заявлениях, состоит в том, что стороны условились активно работать в целях превращения перемирия в прочный мир.

Возможно, эти положения и остались бы в очередной раз на бумаге, если бы не обострение спора между Вашингтоном и Пхеньяном по поводу денуклеаризации.  В ответ на обвинения американцев в невыполнении северокорейской стороной договоренности на этот счет последовал ответ, что прогресс в области ядерного разоружения КНДР невозможен без предоставления со стороны США определенных гарантий, способствующих снижению военных рисков для Севера Кореи. При этом наибольшее значение  придается  принятию Декларации о завершении Корейской войны при условии, чтобы она будет подписана, прежде всего, КНДР и США.

Эта позиция сейчас широко обсуждается как по закрытым межгосударственным каналам, так и публично. Естественно, американский истеблишмент воспринял требования Пхеньяна в штыки – как очередную уловку, чтобы уйти от выполнения обещания о денуклеаризации. В открытых выступлениях официальные представители США утверждают, что Северная Корея сначала должна осуществить крупные прорывные шаги на пути демонтажа своего ракетно-ядерного потенциала, а уже потом Вашингтон в координации со своим союзником в лице Южной Кореи мог бы приступить  к проработке формулы мирного соглашения.

Характерно, что американская сторона всячески стремится найти варианты, при которых США смогли бы избежать подписания юридически обязывающих договоров и соглашений с КНДР. В этой связи возникают идеи о том, что основной документ должен быть подписан между Пхеньяном и Сеулом, в то время как Вашингтон и Пекин могли бы оказывать «всяческое содействие», а впоследствии взять на себя миссию гарантов его надлежащего исполнения.

Официальный Пекин пока не высказывается четко относительно своей линии в этом вопросе, а госчиновники в привычном для китайцев духе изъясняются туманно и иносказательно. Часто встречаются  рассуждения о необходимости сбалансированного и взаимоувязанного движения по двум трекам, «ведущим к одной цели» – ядерному разоружению в условиях установления мира на Корейском полуострове.

Что касается Сеула, то там,  похоже, готовы согласиться с идеей параллельного обсуждения и решения двух проблем (мира и  денуклеаризации), лишь бы Южная Корея в последний момент не оказалась отстраненной от подписания ключевых соглашений. Однако очевидно, что руководство страны будет вынуждено согласиться с таким сценарием,  в пользу которого выступают США.

В нынешней ситуации наиболее странной и даже опасной выглядит задумка ряда политиков в Сеуле и в Вашингтоне отказаться «на время» от планов заключения полновесного Мирного договора взамен  Соглашения о перемирии. В частности, предлагается в сжатые сроки подписать с Северной Кореей некую политическую декларацию, в которой будет содержаться положение о прекращении войны на Корейском полуострове. Так, министр по вопросам объединения РК Чо Мён Гён заявил, что разработка и принятие подобного документа не потребует значительных усилий или внесения каких-то корректив в нынешние общеполитические расклады, но зато поможет  Ким Чен Ыну успокоить своих «твердолобых генералов», дабы снять их возражения по поводу денуклеаризации.

Реакция Пхеньяна на эти полуофициальные заявления пока неизвестна, хотя подобные паллиативные варианты едва ли будут устраивать северокорейцев. Проблема, однако, в другом. Как это ни печально, крайне актуальный и вместе с тем весьма сложный вопрос об установлении прочного мира на Корейском полуострове, который следует обсуждать со всей серьезностью и учетом возможных последствий от принимаемых решений, превращается в элемент политической игры ради достижения текущих конъюнктурных целей.

Поражает то, что сторонники легковесных и быстрых решений вопроса об окончании войны, судя по их высказываниям,  пока нисколько не задумываются по поводу содержательного наполнения эвентуально возможного документа, круга участников обсуждения и подписантов. И это при всей очевидности того, что нельзя в два, три или четыре голоса заявить с высокой трибуны, что перемирие окончено и достигнута договоренность об установлении мира, ничего при этом не меняя.

Вопросы, которые в ходе мирных переговоров с неизбежностью потребуют решения – это выработка адекватных механизмов поддержания мира взамен соглашения о перемирии; судьба демилитаризованной зоны и превращение ее в обычную международно признанную границу между КНДР и РК; установление нормальных и равноправных межгосударственных отношений между ними на основе соответствующего основного договора; перспектива дальнейшего пребывания командования ООН и всех иностранных войск и военных баз на территории Кореи; урегулирование всех спорных вопросов, связанных с морской границей между Севером и Югом в Желтом море. И это только наиболее значимые, лежащие на поверхности моменты. Не лишне сказать и о том, что договор подобной значимости должен получить одобрение Совета Безопасности ООН (участник войны в Корее) и быть ратифицирован парламентами всех стран, подписавших его.

Хотелось бы специально внести некоторые уточнения. Не может существовать никаких возражений против принятия или подписания каких-либо политических деклараций между КНДР и ее оппонентами, включая США, РК или Японию. Вместе с тем надо четко отдавать себе отчет в том, что целью этих двух- или трехсторонних документов должны являться преимущественно вопросы взаимных отношений в политической, экономической или любой другой области. Проблемы войны и мира на полуострове в целом в эту компетенцию не входят, хотя, конечно, улучшение обоюдных отношений через принятие конструктивных взаимных документов может облегчить переговорный процесс по проблеме установления режима мира на полуострове.

В порядке резюме хотелось бы отметить следующее. Несмотря на явное оживление в последний период дискуссий на предмет достижения полного и окончательного прекращения войны в Корее, вовлеченные стороны явно не представляют (или не хотят видеть) бросающиеся в глаза проблемы, которые прямо или косвенно сопряжены с этой задачей. Все это лишний раз свидетельствует о неготовности решать  перечисленные выше вопросы.

Подобное положение дел дает весомые основания полагать, что перспективы подписания полноценного Договора (соглашения) о мире в Корее, при всей его актуальности, в настоящее время не просматриваются.

Источник: ИМЭМО

3.151548224258
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика