Китай: новый этап развития

Китай: новый этап развития


После состоявшегося в конце 2017 года 19-го съезда КПК и мартовской (2018 г.) сессии ВСНП КНР, качественно укрепивших личную власть Си Цзиньпина, Китай, как представляется, вступает в новый этап развития.

Его отличительная черта – иное соотношение экономики и политики. Если раньше, на протяжении 10-15 лет, в Китае в дискуссионном ключе обсуждали тему сочетания экономических и политических реформ, хотя вопросы демократизации и рассматривались в плане внутрипартийной демократии, но не демократии для всего общества – то сейчас ситуация принципиально изменилась. Внутрипартийная пропаганда, нацеленная на изучение идей Си о «социализме с китайской спецификой в новую эпоху» и возвеличивание китайского лидера, резко активизировалась (еженедельные обязательные занятия в партячейках) и приобрела старый, времен Мао, характер простого заучивания цитат. Одновременно с этим китайские ученые, преподаватели, эксперты отмечают ужесточение цензуры, поиск инакомыслящих (прежде всего в студенческой среде), практически полное прекращение дискуссий по теме политических реформ. Власти с повышенной настороженностью подошли к дате 4 июня (годовщина студенческих выступлений 1989 г.) – возможно, заранее готовясь к 30-летней годовщине тех событий в 2019 году.

Китайские аналитики в неофициальных выступлениях отмечают формирование нового стратегического противоречия между расширением экономической свободы, заявленным Си и, пусть и медленно, но все же осуществляемым, и, с другой стороны – зажимом политических и идеологических (опять же пусть и ограниченных), но все же свобод прежнего периода времени. В то же время большинство экспертов сходится во мнении, что пока сохраняется хорошая экономическая и социальная динамика, монополии на власть и авторитету Си ничто не угрожает. Проблемы могут возникнуть не в краткосрочной, а в средне- и долгосрочной перспективе.

Пока же экономическая ситуация в первой половине 2018 года продолжала оставаться динамично позитивной. В отражение этого Всемирный Банк повысил прогноз прироста ВВП Китая в 2018 г. с первоначальных 6,4% до 6,5%. Экономические проблемы продолжают носить традиционный характер – реформа неэффективного госсектора, долги госпредприятий и провинциальных властей, придерживание – в интересах экономической стабильности – процесса полной либерализации валютного и фондового рынков. Однако в целом влияние данных проблем на экономику по-прежнему остается умеренно негативным.

Наиболее сильный удар по авторитету Си к середине 2018 г. был нанесен извне – со стороны США. Успехи Саммитовой дипломатии на американском направлении в 2017 года китайская пропаганда использовала как важный козырь в укреплении авторитета Си внутри партии и государства. Однако так называемая «торговая война», на которую Трамп пошел практически сразу после 19-го съезда КПК в конце 2017 г. и которую активизировал после мартовской Сессии ВСНП (2018 г.), по мнению ряда китайских экспертов, нанесла сильнейший удар лично по Си Цзиньпину. Си не ожидал такой американской жесткости и не смог представить партии и обществу веские объяснения причин ухудшения отношений с США. Как говорят в Китае, Си «потерял лицо», что вызвало его личное раздражение политикой США и самим Трампом.

Однако Си понимает важность отношений с США и для китайской экономики, и для глобальной стратегии Пекина, нацеленной на превращение Китая в мирового политического лидера, и не готов идти на разрыв отношений с Вашингтоном. Отсюда – двойственная реакция Си на американскую торговую атаку: с одной стороны – контрмеры, показывающие, что Пекину есть, что противопоставить давлению Вашингтона, с другой – поиск компромиссов. К главным шагам Пекина можно отнести следующее.

Пекин отвечает повышением тарифов на часть американской продукции в ответ на введение США 25%-й пошлины на китайские товары на сумму 50 млрд долл. Но, одновременно, снижает пошлины на такие чувствительные для США товары, как автомобили, запчасти к ним, обещает не уменьшать, а увеличивать импорт американской продукции, в том числе сельскохозяйственной (что особенно важно для имиджа Трампа в аграрных штатах, отдавших за него голоса на последних президентских выборах), в целях уменьшения американского дефицита в торговле с Китаем.

С 1 июля 2018 г. в Китае снижены таможенные пошлины на импорт 1449 наименований товаров, включая бытовую технику, продукты питания и напитки, косметику и медицинские препараты, со среднего уровня в 15,7% до 6,9%. Параллельно Китай расширяет экономическое сотрудничество с ЕС, что выгодно и Европе в плане противостояния «тарифному давлению» США, однако не соглашается на коллективные с ЕС действия против американского протекционизма. Во внешнеполитическом плане Си идет на демонстративное улучшение отношений с Россией, а также и более широко – со странами ШОС. Июньский Саммит ШОС в Циндао и сопровождавший его государственный визит в Китай российского Президента, помимо традиционной составляющей, должны были показать США, что в мире складывается альтернатива формату «Большой Семерки». На Саммите Си особо оттенил, что ШОС при участии Индии и Пакистана обладает значительно большими, чем прежде, возможностями в решении региональных проблем безопасности, в частности – по Афганистану и противодействия терроризму.

Одновременно Пекин тремя встречами с северокорейским лидером Ким Чен Ыном за короткий период времени (с конца марта до середины июня) и предоставлением президентского самолета Киму для визита в Сингапур на Саммит с Трампом показывает не только то, что он остается «важным игроком» на Корейском полуострове, но и свою готовность сотрудничать с США по ядерному разоружению Пхеньяна.

Однако контрмеры Пекина, как это видится в середине 2018 г., не выглядят убедительными. Вашингтон дополняет торговое давление на Китай военно-политическим: обостряет критику Китая за действия, которые в Вашингтоне считают направленными на милитаризацию Южно-Китайского моря; отзывает приглашение Китаю участвовать в крупнейших международных военно-морских учениях РИМПАК в Тихом океане; продолжает «дразнить» Пекин планами наращивания поставок вооружений на Тайвань.

Во второй половине 2018 года, как представляется, будет усиливаться разнонаправленность векторов развития и международного поведения Китая. В экономике продолжится положительная динамика при сохранении, но не обострении, традиционных проблем. В политико-идеологической сфере будет нарастающе накапливаться недовольство интеллектуальной элитой новым культом Си, однако без тактических угроз его монополии на власть. Можно ожидать некоторого смягчения торговых противоречий Китая и США – как результата готовности и поиска Пекином компромиссных развязок по темам тарифов, интеллектуальной собственности, торгового дефицита. Вероятна активизация «личностной дипломатии» Си – посредством которой китайский лидер попытается выйти на такого рода компромиссные развязки через прямые контакты с Трампом.

Однако нагнетание обеими сторонами напряженности по Южно-Китайскому морю в совокупности с фактором «потери лица» лично Си Цзиньпином не позволят китайско-американским отношениям к концу 2018 г. выйти на уровень первых 10-ти месяцев 2017 г.

На этом фоне можно прогнозировать демонстрационное стремление Китая к углублению отношений с Россий – но уже в варианте «Россия + ШОС». Новым нюансом здесь может стать то, что Пекин будет акцентировать роль ШОС иначе, чем прежде: не столько как организации для сотрудничества с Россией, сколько как организации, основанной на потенциале России, которую Китай будет использовать в качестве фактора давления в своем стратегическом противостоянии с США.

Источник: ИМЭМО


3.151575745271
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика