Китай и Малайзия – пересмотр стратегии


С 17 по 21 августа 2018 г. состоялся официальный визит премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада в Китай. Это дипломатическое событие – ординарное, на первый взгляд, тем не менее, привлекло общественное внимание. Интрига этого визита была в том, что незадолго до него новый глава государства, занявший этот пост всего 100 дней назад, дал понять, что готов пересмотреть политику в отношении Китая. Сигналом к этому послужило его решение о введении моратория на три инфраструктурных проекта с участием китайской стороны.

С одной стороны, эти действия нового правительства можно было предвидеть. Китайская тематика была ключевой в предвыборной гонке. С другой стороны, для подобных решений нужна политическая воля, учитывая вклад Китая в экономику Малайзии, которая занимает второе место в списке его торговых партнеров в ЮВА (после Вьетнама) с товарооборотом в объеме  70,6 млрд долл. в 2017 г., который вырос на 20,6% по сравнению с предыдущим годом.  Китай является вторым экспортным рынком для Малайзии после Европейского союза и Индии. Быстро растут и китайские инвестиции в Малайзию. Только за последнее десятилетие они возросли на 700% и составили 2,4 млрд долл. в 2017 г.  Это – самый высокий показатель среди стран ЮВА, что наглядно свидетельствует как о заинтересованности самой Малайзии в привлечении китайских инвестиций, так и в пользу той особой роли, которую отводит ей Китай в реализации своих зарубежных проектов в Юго-Восточной Азии. Позиции Китая в этой небольшой, но стратегически важной для него стране заметно укрепились в последние годы.

Предыдущий премьер-министр Малайзии Наджиб Разак во время своего визита в Китай в 2016 г. подписал экономические соглашения на сумму 34 млрд долл., а в 2017 г. еще на 30 млрд долл. в расчете на ускорение экономического роста страны и получение преимуществ в конкурентной борьбе за власть в преддверии предстоящих выборов. Однако реакция общества оказалась обратной. Многие скептически оценивали экономические выгоды от притока в страну китайских прямых инвестиций, выражая особую озабоченность по поводу роста финансовой зависимости от Китая и массовой миграции китайцев в Малайзию в рамках программы «Малайзия – мой второй дом».

В мае 2018 г. Наджиб Разак проиграл выборы, а новый 93-летний премьер-министр Махатхир Мохамад заявил о готовности пересмотреть условия ранее подписанных с Китаем соглашений, аргументируя это тем, что они являются слишком затратными для страны и приведут к росту задолженности. Решение этой проблемы становится ключевым для нового правительства. Национальный долг Малайзии составляет 250 млрд долл. Сколько точно этого долга  приходится на проекты, реализуемые при техническом и финансовом содействии Китая, неизвестно. Только на строительство инфраструктурных объектов в Малайзии Китай планирует выделить порядка 34 млрд долл.

Оставаясь верным своему предвыборному обещанию, М. Махатхир вводит мораторий на строительство 688 км железнодорожной ветви (East Coast Rail Link), пересекающей полуостров с востока на запад – от Южно-Китайского моря до Малаккского пролива. Стоимость объекта, осуществляемого в рамках китайского проекта «новый шелковый путь», оценивается в 20 млрд долл. Подрядчиком строительства выступает китайская государственная компания China Communication Construction. Кредитной организацией является Экспортно-импортный банк Китая, предоставивший заем в размере 14 млрд долл. Однако для малайской стороны проблема видится в том, что цена сделки завышена в интересах китайских компаний, которые получают преимущества и по условиям соглашений. Аналогичные вопросы возникли и по двум энергетическим проектам (стоимостью в 2,3 млрд долл.) с участием китайских государственных компаний и финансируемых за счет займа, полученного от Экспортно-импортного банка Китая. Осуществление этих проектов было также приостановлено.

Одним словом, опасения М. Махатхира по поводу растущей финансовой зависимости от Китая не лишены основания. К тому же, принятое им решение пересмотреть условия ранее заключенных соглашений, повышает его кредит доверия среди населения и местного бизнес-сообщества, недовольного экономической экспансией Китая в Малайзию.

Но имеется и другая, внутренняя, причина приостановки этих проектов. Соперничество внутри политического истеблишмента. Предполагается, что китайская компания China Petroleum Pipeline Bureau, связанная с трубопроводным проектом, через подставные оффшорные структуры участвовала в коррупционной сделке, в которой обвиняют бывшего премьер-министра Наджиба Разака, избежавшего в свое время политического дефолта благодаря китайской помощи.  

В интервью, данном Associated Press, незадолго до своего визита в Китай М. Махатхир заявил о том, что намерен расторгнуть соглашения о строительстве железнодорожной ветки и прокладки трубопроводов, поскольку они экономически нерентабельны для страны.

Удалось ли малазийскому премьер-министру отстоять свою позицию и пересмотреть соглашения в ходе визита? Задача виделась в том, чтобы понизить стоимость этих проектов для малайской стороны и расширить участие в них местных компаний и рабочей силы.

Однако ни на пресс-конференции по итогам встречи М. Махатхира с Ли Кэцяном, главой китайского Госсовета, состоявшейся 20 августа, ни в совместном коммюнике ничего не было сказано о судьбе замороженных проектов. Наоборот, от всех сторон звучали заверения в дружбе и в намерении укреплять сотрудничество.

То, что М. Махатхир не пойдет на обострение отношений с Китаем, в этом не было ни малейшего сомнения. Тогда зачем ему нужны были демонстративные действия, которые могли только разозлить китайскую сторону?  Вероятнее всего, М. Махатхир, как очень опытный и мудрый политик (он занимал пост премьер-министра с 1981 по 2003 гг.)  рассчитал все «за» и «против» принятых им решений.  С одной стороны, он «сохранил лицо» Китаю, возложив всю ответственность за  экономически невыгодные для Малайзии соглашения на бывшее руководство страной. С другой стороны, дал понять Китаю, что независим от него в своей внутренней и внешней политике, в том числе и по проблеме Южно-Китайского моря. Он выступил против его дальнейшей милитаризации и против нахождения там военных кораблей, на смену которым должны прийти небольшие патрульные суда совместного пользования. Позиция нейтралитета, которая отлична от его предшественника.

Однако в условиях крайней заинтересованности Китая в Малайзии для реализации амбициозных проектов «нового шелкового пути» и «нового морского пути» М. Махатхир мог рассчитывать на усиление своих переговорных позиций. Цель у него была одна – добиться баланса в экономических отношениях с Китаем. Свое недовольство сложившейся формой торговых отношений между странами он открыто выразил на пресс-конференции с Ли Кэцяном, сравнив их с «новой версией колониализма, когда бедные страны не могут конкурировать с богатыми».

Действительно, в ходе переговоров М. Махатхиру удалось заключить ряд выгодных для Малайзии соглашений в области высоких технологий, сельского хозяйства, финансов, автопрома. Китай согласился увеличить закупки пальмового масла и сельскохозяйственных продуктов из Малайзии, открыть свой рынок для автомобилей малазийского производства. Что же касается замороженных инфраструктурных проектов, то интрига сохранялась до последнего дня визита. И только после встречи М. Махатхира с председателем КНР Си Цзиньпином стало известно, что стороны договорились об аннулировании спорных проектов с условием, что Малайзия выплатит китайской стороне компенсацию.

Для Малайзии это решение имеет не столько экономическое, сколько политическое  значение.  В конечном счете, М. Махатхиру удалось отстоять свою самостоятельную позицию в спорном вопросе, хотя и с определенными экономическими потерями для страны. Но он, судя по всему, готов пойти на них ради подтверждения того независимого курса во внешней политике, которого намерен придерживаться. Это придаст ему вес не только внутри страны, но и в регионе в целом, для которого проблема взаимоотношений с Китаем в условиях его экспансии в страны ЮВА приобретает особое значение и превращается в вопрос национальной безопасности.

главный научный сотрудник
Сектора общих проблем и методологических исследований

ИМЭМО РАН им Е.М.Примакова

д.п.н. Рогожина Н.Г.

Источник:  ИМЭМО

 

 

3.151558431962
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика