Глобальная экономика: развивающиеся рынки


Группа стран с развивающимися рынками на протяжении последних десятилетий радикально укрепила свои позиции в мировой экономике, все активнее выступая в качестве «законодателя трендов» в глобальном масштабе. В соответствии с оценками ИМЭМО РАН, на эту группу в 2017 г. приходилось порядка 38,3% мирового ВВП при расчетах по среднегодовому курсу национальных валют к доллару США и 57,2% – при расчетах в долларах США по ППС 2016 года.

При этом из 3,63 процентных пунктов совокупного роста мирового ВВП по ППС в 2017 г., развивающиеся страны обеспечили порядка 2,69 п.п.; иными словами, в их актив надо записать почти три четверти прироста мировой экономики. Данные цифры наглядно демонстрируют значимость рассматриваемой группы стран, хотя и маскируют существенные различия между ними как по весу в мировой экономике, так и по вкладу в ее рост.

Наибольший вклад в формирование глобальных тенденций традиционно вносит экономика КНР, развитие которой в 2017 г. обусловило увеличение мирового ВВП по ППС на 1,19 п.п. (для сравнения, вклад США составил лишь 0,94 п.п., стран еврозоны – около 0,25). Несмотря на устойчивое замедление темпов ее роста (при подсчетах по текущему курсу национальной валюты к доллару США – с 10,6% в 2010 г. до 6,7% в 2016 г.) и лишь незначительное – не более чем на 0,1 п.п. – ускорение роста в 2017 г., она остается наиболее быстрорастущей из крупнейших национальных экономик. В период после глобального кризиса 2008-2009 гг. китайской экономике удалось осуществить важный стратегический маневр, перейдя от ориентации на внешние источники роста к преимущественной опоре на потенциал внутреннего рынка.

Несмотря на то, что в последние годы китайское руководство предпринимает активные усилия, направленные на стимулирование внешнего спроса на продукцию китайского экспорта (в т.ч. в рамках масштабной инициативы «Один пояс, один путь»), задача поддержания высоких темпов экономического развития страны связана, в первую очередь, с использованием внутренних источников роста, причем в ближайшие годы на них может быть возложена дополнительная нагрузка. Состоявшийся в октябре 2017 г. XIX съезд Коммунистической партии Китая (КПК) поставил амбициозную цель на среднесрочную перспективу – обеспечить к 2021 г., когда будет отмечаться столетний юбилей КПК, полную победу над бедностью и построение «общества среднего достатка». Замедление темпов экономического роста представляет собой очевидную угрозу достижению этой цели. С учетом этого можно ожидать, что программы стимулирования национальной экономики в КНР могут быть не только пролонгированы, но и расширены с тем, чтобы удерживать темпы роста на уровне не ниже 6,0%.

Дополнительные возможности для реализации такого политического курса обеспечиваются благодаря достигнутой в 2017 г. стабилизации ожиданий относительно будущего развития экономики КНР. После резкого обвала китайского фондового рынка (с июня 2015 г. по февраль 2016 г. ведущий индекс Shanghai Composite снизился почти в 2 раза) и падения темпов роста ВВП ниже «символического» уровня 7,0% в 2015 г. среди участников рынков и представителей экспертного сообщества сформировались опасения «жесткой посадки» китайской экономики. За прошедший период вероятность реализации данного сценария заметно снизилась. С одной стороны, в стране удалось провести ряд успешных мер по стимулированию внутреннего спроса (включая масштабные проекты инфраструктурного и промышленного развития) и структурному реформированию национальной экономики (включая меры по стимулированию роста эффективности государственных предприятий). Это дало рынкам недвусмысленные сигналы относительно наличия у китайского руководства достаточных финансовых ресурсов и профессиональных компетенций для того, чтобы противостоять возможным рискам экономической дестабилизации в будущем.

С другой стороны, китайские регуляторы сумели нормализовать ситуацию на фондовом рынке, не допустив ни резкого взрыва «фондового пузыря», ни его повторного «надувания». В конце 2017 г. индекс Shanghai Composite стабилизировался в диапазоне 3300-3400 пунктов, что заметно выше зафиксированного в феврале 2016 г. минимального значения (2638,30 пунктов), но существенно ниже показателей в диапазоне 4600-5180 пунктов, достигнутых на пике фондового бума в мае-июне 2015 года. При сохранении очевидных очагов «перегретости» экономики (прежде всего, в сфере жилищного строительства и корпоративных заимствований, объем которых превысил 160% ВВП) это практически исключает в краткосрочной перспективе возможность резких сбоев в экономике КНР, которые могли бы нанести критический ущерб перспективам глобального оживления.

Из числа других крупных развивающихся экономик максимальный вклад в рост глобального ВВП по ППС (0,48 п.п.) внесла экономика Индии. Если в предкризисный период 1998-2007 гг. среднегодовые темпы экономического роста в данной стране (7,1%) были на 2,8 п.п. ниже, чем в КНР, то, начиная с 2014 г., на протяжении трех лет Индия опережала КНР по темпам роста, причем максимальным (1,1 п.п.) это опережение оказалось в 2015 г. на фоне отмеченного выше замедления экономического роста в Китае. В 2016 г. «отрыв» Индии оказался минимальным (0,1 п.п.), а в 2017 г. экономика КНР опять вырвалась вперед, хотя и с незначительным превосходством (также порядка 0,1 п.п.).

Тем не менее, начиная с 2018 г. Индия имеет все шансы вновь опередить КНР, причем после 2020 г. ее отрыв по темпам роста может достигнуть 2,2-2,4 п.п. Основой «рывка», способного в среднесрочной перспективе вывести темпы роста индийской экономики на уровень 8% и выше, является масштабная программа государственных расходов, а также комплекс структурных преобразований, ядром которых является начатая в июле 2017 г. налоговая реформа. Достигнутая, начиная с 2013 г., стабилизация платежного баланса (выход дефицита платежного баланса по текущим операциям на уровень ниже 2% ВВП по сравнению с 4,8% в 2012 г.) также способствует достижению этой цели, хотя увеличение импорта по мере ускорения темпов роста и зависимость экономики от колебаний валютного курса (ставшая одной из причин замедления роста в 2017 г.) могут выступать в роли факторов, угрожающих достижению амбициозных ориентиров роста в ближайшие 2-3 года.

Экономики других стран с развивающимися рынками в 2017 г. демонстрировали существенно более скромные успехи. Экономика Бразилии после глубокого спада в 2015-2016 гг. (на 3,8% и 3,6%, соответственно) вернулась к положительным темпам роста (0,7%), однако устойчивость данного тренда на фоне сохраняющейся политической и экономической нестабильности находится под вопросом. В целом, лишь 3 страны Латинской Америки и Карибского бассейна в 2017 г. демонстрировали экономический спад по сравнению с 8 странами в 2016 г.; при этом наибольшего прогресса добилась Аргентина, которая смогла выйти на рост в 2,5% после спада на 2,2%.

Региональным очагом «экономической напряженности» остается Венесуэла, где экономический спад наблюдался четвертый год подряд. Резкое замедление оказалось характерно для стран-экспортеров углеводородного сырья из региона Ближнего Востока и Северной Африки, где темпы роста упали до 1,7% по сравнению с 5,6% в 2016 году. Несмотря на частичное восстановление сырьевых цен, им ни при каких обстоятельствах не удастся в ближайшие годы выйти на докризисные темпы развития экономики. То же самое можно сказать и о странах СНГ, где наряду с последствиями негативных ценовых шоков для стран-экспортеров сырья действуют дестабилизирующие факторы, связанные с политическим конфликтом на востоке Украины и санкционным противостоянием России с экономически развитыми странами (в первую очередь, ЕС и США), косвенно затрагивающим также и другие страны Евразийского экономического союза.


Темпы экономического роста в основных регионах и ведущих странах мира


 

1Прогноз

Источник: IMF. World Economic Outlook. October 2017.


2.jpg

3.jpg

Год планеты: ежегодник. Вып. 2017 г.: экономика, политика, безопасность.

Под ред. В.Г. Барановского, Э.Г. Соловьева. М.: Идея-Пресс, 2017, 400 с.

Источник ИМЭМО

3.151548059766
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика