Примаковские чтения 2019. Специальная сессия, посвященная 200-летию Института востоковедения РАН

10 Июня 2019

Третья сессия первого дня Примаковских чтений - Специальная сессия, посвященная 200-летию Института востоковедения РАН "Ближний Восток – путь к стабильности: риски и возможности"

Модератор - Виталий Вячеславович Наумкин, научный руководитель Института востоковедения РАН, академик РАН, д.и.н., профессор.

Модератор Виталий Наумкин открыл сессию постановкой главного вопроса, какие есть пути стабильности на Ближнем Востоке, каковы возможности и риски? Мы видим сегодня падения режимов в ряде стран, ряд из которых был крайне драматичен. Сегодняшнюю ситуацию, считает Виталий Наумкин, далеко нельзя назвать стабильной: это, в первую очередь, действия террористичеких организаций, также это конфликты между региональными игроками и возникновение очага войны, который может распространиться дальше.




Первым из спикеров выступил Йост Р. Хильтерманн, директор программы по Ближнему Востоку и Северной Африке Международной кризисной группы (МКГ). Он начал выступление со слов о том, что в ближайшее время существует возможность негативного развития событий на Ближнем Востоке. Мы должны иначе взглянуть на проблему, считает Йост Р. Хильтерманн, не так, как делали это раньше: нужно найти общий взгляд.  

Региональный уровень - ключевой, поскольку противоречия между странами могут распространить негативный эффект на весь мир.

По мнению эксперта, необходимо создать механизмы доверия, говорить о передвижении войск, разрешить контролировать эти процессы. Если будет возможность создать такой механизм, то он должен быть инициирован только странами данного региона, а другие страны будут помогать в решении этой задачи. Главная задача по конкретному региону - предотвратить случайные конфликты.




Ромэн Гранжан, региональный директор по странам Ближнего Востока и Северной Африки Центра Гуманитарного Диалога, рассказал о том, что уже нет конфликта в регионе, когда есть 2 или 3 стороны, сейчас конфликты охватывают уже десятки стран. Государственные и негосударственные игроки усложняют ход ситуации.

Стоит также отметить, что ООН не имеет достаточно инструментов для посредничества в этих конфликтах, и примером может стать Ливия.

По мнению Ромэна Гранжана, иллюзия - то, что мировое сообщество считает реальным решить проблему, посадив стороны за стол переговоров. Нужно создать некий всеобъемлющий процесс, который бы регулировал такие действия, чтобы включать в него максимальное количество стран и организаций, так как ресурсы ООН сегодня для этого уже недостаточны.

Устойчивое развитие, по мнению Гранжана, нужно сделать всеобъемлющим. Те, кто отказываются от него, должны быть вовлечены искусственно. «Лучше быть в палатке, чем иметь снаружи тех, кто может сжечь эту палатку».




Далее выступил Хассин Аббасси, генеральный секретарь Всеобщего союза рабочих Туниса (UGTT) (2012–2017),представленный модератором как единственный лауреат Нобелевской премии на форуме.

Евгений Примаков, по словам  Хассина Аббасси,  был приверженцем мира и истинным дипломатом. Именно в этой стезе, по мнению генерального секретаря, нужно продолжать работать, налаживать диалог и стремиться к мирному урегулированию.

Аббасси сказал, что хотел бы поделится опытом, накопленным в Тунисе, где 2010  год прошел под знаком протеста, который распространился на весь арабский мир и привёл к состоянию гражданской войны саму страну.

«Для того чтобы «зарыть топор войны», в стране был сформирован Национальный диалог»

Хассина Аббасси  рассказал, что действия Квартета Национального диалога помогли преодолеть кризис и избежать событий, произошедших в Ливии и Египте - была разработана дорожная карта, сформировано национальное собрание, которое помогло разрешить противоречия и погасить потенциальный очаг войны в регионе.




Сейед Мохаммад Казем Саджадпур, президент Института политических и международных исследований (IPIS), Иран, начал выступление со слов, что американская гегемония в регионе - источник противоречий.  Саджадпур  уверен - никогда американская политика не была столь персонализирована.

«Те идеи, которые они посылают в мир, деструктивны. Американцы переоценили ситуацию: они считают, что с помощью военной силы можно изменить ситуацию в регионе и позиции его игроков. Нужна новая когнитивная карта, в которой мы признаем, что Иран - полноправный региональный игрок».

Сейед Мохаммад Казем Саджадпур особо подчеркнул, что Иран не является источником дестабилизации, и именно США - источник всех проблем. Решением проблемы он назвал сотрудничество и формирование регионального механизма решения конфликтов.  Россия, по мнению иранского спикера, имеет лучшее понимание ситуации в регионе. Принятие реальности обеспечивает уверенность в управлении конфликтом. Российская реальность более объективная, и ее надо ценить.




Сэмюэль Чарап, старший исследователь-политолог Корпорации RAND, отметил, что он не является экспертом в российско-американских отношениях, но указал на ряд совместных интересов в регионе, и ряд серьёзных противоречий.  У России и США, по его словам, есть общие интересы в регионе: противодействие ИГИЛ; предотвращение конфликтов в регионе; противодействие распространению оружия массового поражения в Ливии, Йемене, Сирии. Также обе стороны имеют общие интересы в обеспечении безопасности Израиля.

Но это, считает Сэмюэль Чарап, скорее исключение, в основном существует именно конфликт интересов двух стран. Нет общей политики, нет общих решений, и это очень низкая планка ожиданий.

«В Сирии Россия и США просто избежали конфликта. То, что мы избежали войны, это уже хорошо, но мы все же ждём от таких держав большего».




Ирина Доновна Звягельская, руководитель Лаборатории «Центр ближневосточных исследований» ИМЭМО РАН, рассказала, что в одной из статей Евгения Примакова он делает акцент на внутренние аспекты противоречий. Но, стоит обратить внимание, что эта статья была написана в начале 80-х годов.

Любой конфликт, по мнению Ирины Звягельской, должен изучаться с точки зрения того, по каким причинам он вспыхнул. Недовольство граждан не означает возможности конструктивных перемен, напомнила Ирина Звягельская, оно выводит людей на улицы.

Современное управление - это все ещё зависимость граждан от государства, которое даёт им блага. Что делать в такой ситуации? Без внутреннего диалога и налаживания общественного диалога проблему решить нельзя.

Вопрос заключается в том, закончила свое выступление Ирина Звягельская, сколько надо погубить человеческих жизней, чтобы правительства пришли к простому выводу. Ближний Восток исторически зависит от внешних сил, и страны региона уже адаптировались к такой ситуации.




Вопросы после основных выступлений сессии

Виталий Наумкин: Почему среди джихадистов так много выходцев из Туниса? 

Хассин Аббасси: Мы прекрасно знали, что происходит в Ливии, в Сирии, в Египте. Все эти картинки были перед нашими глазами. Это была не арабская весна, это была настоящая зима. Мы понимали, что нужно спасать свою страну. Молодёжь не нашла ответа на свои вопросы, не смогла реализовать себя. И они вынуждены были уйти. Но мы внимательно наблюдаем за ситуацией, тщательно охраняем наши границы. У джихадистов нет пристанища, их отвергли собственные семьи. И Тунис также очень сильно страдает от их деятельности.

*

Виталий Наумкин: Становится грустно от того, что огромный человеческий и политический ресурс не реализовал себя в полной мере. Очень мало сегодня выдающихся политических достижений на Ближнем Востоке. В чем причина? Почему ООН как регулятор перестал работать?

Ромэн Гранжан: Мы видим, что каждый раз, когда посредник ООН пытается быть посередине, не принимать какой-либо стороны, пытается быть непредвзятым, одна из сторон начинает его обвинять, что он ангажирован. Если вы хотите сделать свою работу хорошо и быть непосредственным, то нужно понимать, что это очень сложно в условиях стремительной поляризации мира. Легитимность даётся народом страны. Если нет выборов, то стороны обращаются к международному сообществу, чтобы им дали эту легитимность. Но ООН сегодня под сильным давлением. Если посредники ООН хотят равномерности, то нужно работать со всеми одинаково. 


Есть стороны, которые в принципе не заинтересованы в том, чтобы сесть за стол переговоров. Они надеются продавить свои интересы в обход всех остальных участников конфликта.

*

Виталий Наумкин: Какова же роль России, которую явно недооценивают США? Как лично вы видите роль нашей страны?

Йост Р. Хильтерманн: Ранее в регионе не было ни вмешательства США, ни России, поэтому лучше бы всем этим странам уйти и дать самой Сирии решить свои проблемы и защищать свой победивший режим. 
Однако Сирия - это не единственный очаг. Не все вопросы, особенно те, которые связаны с Турцией так легко решить с помощью вмешательства России. Да, сегодня Сирия - это совсем другой регион, чем раньше, и США и Россия уже не хотят конфликтовать, а соблюдают «красную линию» интересов друг друга. Но если Турция, например, всё-таки решится вмешаться в Сирийский конфликт, какова будет роль России, какими будут ее действия - пока сказать сложно. 

*

Виталий Наумкин: Сейчас мы наблюдаем много спекуляций об опасности крупномасштабной войны между США, Израилем и Ираном. Как вы оценили бы вероятность такого конфликта?

Сейед Мохаммад Казем Саджадпур: Сложно говорить о вероятности, мы должны говорить о качестве - сейчас идёт психологическая война в отношении Ирана. США считают, что Иран это механический объект, что от угроз система Ирана изменится. Как мы знаем, давление встречает сопротивление. Иран не сделал ничего, за что мог столкнуться с санкциями. Иран полностью выполнял требования. 

Иран сопротивляется лишь из-за своих принципов. США должны понимать, что конфронтация так же не будет для них приятна. Иран - торт, который США не могут проглотить.

*

Виталий Наумкин: Иран обвиняют в том, что он не готов садиться за стол переговоров. Действительно ли это так?

Сейед Мохаммад Казем Саджадпур:  Ещё с первой революции существовало два разных Ирана - один, который хотел жить в мире с соседями, и другой - который был очагом угрозы региона. Иран всегда сам защищал себя, это не сектантская политика, но иногда такие проблемы возникают и становятся предметом обсуждения всего мира. На самом деле, Иран - это защищающийся игрок, не желающий быть гегемоном в регионе. Иран, так или иначе, поддерживает хорошие отношения со всеми соседями в регионе.

Сэмюэль Чарап: В регионе существует «сухой хворост», в который достаточно бросить спичку, однако никто в мире не хочет такого развития. По мнению международной кризисной группы, необходимо прекратить конфликт в Идлибе. Чтобы Турция не пострадала от последствий гуманитарной катастрофы, необходимо вести переговоры с Турцией. Не стоит забывать об Аль-Каиде. То, что происходит сегодня - не нацелено на конкретное решение ситуации, и чтобы выработать такое решение - потребуется время.

 

3.151566226879
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика