«Я до сих пор не знаю, всегда ли это был юмор»

Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ Валентина Ивановна Матвиенко познакомилась с Евгением Максимовичем Примаковым в период совместной работы в Верховном Совете СССР. С того момента жизнь не раз сводила их на ответственных постах, и совместная работа со временем переросла в крепкую дружбу. В своих воспоминаниях Валентина Матвиенко подробно останавливается на периоде 1998-1999 годов, когда Евгений Примаков возглавил российское Правительство и пригласил ее занять пост вице-премьера. Евгений Максимович, вспоминая то время, рассказывал, что сначала предложил стать социальным вице-премьером Владимиру Рыжкову, но тот отказался. «Я стал думать, кого позвать. Дай, думаю, ее соблазню, – вспоминал он. – Она взмолилась: «Евгений Максимович, ну вы же знаете, как у меня хорошо все в Греции. Мне хорошо тут... Зачем уходить?» А я ей говорю: «Валентина, всю жизнь тебя буду благодарить, если придешь». Через день она позвонила: «Ну конечно приду». Сама Валентина Ивановна отмечает, что за восемь месяцев правительству удалось отодвинуть страну от края пропасти:

«Естественно, я и прежде много слышала об этом известном в стране человеке, но, конечно же, личное знакомство существенно обогатило мое заочное представление о нем. Уже в скором времени я в полной мере осознала, что Примаков не только крупный государственный деятель, авторитетный ученый, но еще и мощное политическое, интеллектуальное явление в жизни нашей страны…


Внешнеполитические идеи, дипломатический опыт Примакова помогают и нам, парламентариям. Его принципиальность в главном в сочетании с гибкостью в конкретных вопросах, деталях особенно важны в нынешней непростой ситуации на мировой арене и в межпарламентской дипломатии.

Во внутренней политике Примаков всегда отличался умеренным консерватизмом. Он был настоящим прагматиком, реалистом, человеком взвешенным в принятии решений и в то же время настойчивым в их осуществлении, а иногда и достаточно жестким. Когда было необходимо, он мог действовать молниеносно. Ему были присущи глубокие всесторонние знания, богатейший опыт, сила характера. За внешним спокойствием, лояльностью к мнению других, даже некоторой внешней флегматичностью таилась стальная воля, и он проявлял ее в необходимых случаях. Это и есть стиль Примакова, государственного деятеля…

В сентябре 1998 года Евгению Максимовичу пришлось – я не оговорилась, именно пришлось – занять пост председателя правительства. Страна, как вы помните, находилась в глубоком экономическом и политическом кризисе. После тяжелого и унизительного дефолта, отставки правительства Кириенко Государственная Дума дважды отклонила кандидатуру Виктора Степановича Черномырдина, предлагавшуюся Ельциным. В политической повестке дня реально стоял вопрос о роспуске нижней палаты парламента, что в тех условиях грозило просто непредсказуемыми последствиями. Президент увидел выход в назначении Примакова.

Евгений Максимович сначала отказался от предложенной ему высокой чести, но окружение Ельцина – а там были люди, мнение которых являлось для Примакова значимым, – сумело убедить или уговорить его (как угодно) принять это предложение. Показательным было голосование в Думе: за Примакова было подано 317 голосов – больше, чем требуется для принятия изменений в Конституцию.

Приняв пепелище вместо экономики, новое правительство активно включилось в работу по возрождению страны. Оно заявило о новом курсе реформ, направленном, прежде всего, на повышение роли государства в экономике, усиление социальной защиты населения.


Меня Евгений Максимович убедил занять пост вице-премьера по социальным вопросам. В тех условиях это, конечно, была, как говорили тогда, «расстрельная» должность. Я была бы неискренней, если бы сказала, что приступила к работе, что называется, без страха и сомнений. Было и то, и другое, но мне помогало то, что я видела со стороны работу Евгения Максимовича, видела его доверие к себе, получала постоянную помощь и поддержку от него.

Я помню, Евгений Максимович пригласил меня и сказал, что с первого декабря мы должны начинать регулярно платить пенсии, которые не платились уже полгода, и вернуть задолженность нашим уважаемым пенсионерам. А долги были немалые, сравнимые с львиной долей бюджета. Я до сих пор помню эти цифры: 32 миллиарда (это тех денег) долгов пенсионерам, 34 миллиарда – задолженность бюджетникам, почти 30 миллиардов – задолженность военнослужащим. Но казна, как вы знаете, была пустая, даже ежемесячные выплаты пенсионерам составляли львиную долю очень маленького тогда бюджета.

Мы искали и находили решения, иногда нетривиальные, что называется, на грани фола. Задача была поставлена, но выполнить ее было невозможно, потому что надо было 15 миллиардов, а Пенсионный фонд в то время собирал всего лишь 11 миллиардов, и нужно было найти почти четыре миллиарда дополнительно. И мы нашли вариант – на три месяца отложить перечисление денег «Газпрома» трем регионам, то есть одолжить их на три месяца, чтобы справиться с ситуацией. После непростых раздумий, возражений он все-таки согласился, но сказал: «При условии, что ты будешь носить, если потребуется, мне сухари, потому что это решение не совсем законное». Проблема была решена. Чувство юмора у него всегда было отменным. Правда, я до сих пор не знаю, всегда ли это был юмор.

Тогда в центре внимания у нас находились вопросы, связанные с административным регулированием валютного рынка, с формированием бюджета развития, с последовательной борьбой против коррупции. Россия была в долгах, как в шелках.

Уже в первой половине 1999 года антикризисная деятельность правительства дала реальные позитивные результаты. Удалось подавить галопирующую инфляцию, начался рост экономики, промышленного производства, увеличился объем экспорта, и было достигнуто положительное сальдо торгового баланса. Здесь, конечно, сработали и мудрость Примакова, и талант, а также способности той команды, которую он собрал, в том числе его первого заместителя – Юрия Дмитриевича Маслюкова. За восемь месяцев правительству удалось отодвинуть страну от края пропасти. И это, поверьте, не фигура речи. Недаром деятельность Примакова на этом посту вошла в учебники по экономике как пример успешной антикризисной работы.

Тем не менее, на мой взгляд, сделанное Евгением Максимовичем и возглавляемым им тогда правительством еще ждет своей полной, всесторонней оценки, внимательного изучения и анализа…

Сегодня биография Евгения Максимовича, его идеи, идеалы хорошо известны. Кажется, мы все уже о нем знаем. Но на самом деле мы еще только в самом начале пути нашего понимания того, как нам всем повезло жить и работать рядом с этим человеком.

3.151563268210
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика