Минтимер Шаймиев

«Евгений Примаков обладал бесценным Божьим даром»

Минтимер Шарипович Шаймиев, бывший президент Республики Татарстан (1991–2010 годы), в своем очерке описывает события разных лет: и создание объединения партий «Отечество» и «Вся Россия», и непростой период кризиса 1998-1999 годов, и середину 2000-х с нарастающим кризисом в арабском мире. И везде он подчеркивает роль Примакова, восхищается эрудированностью, авторитетом и глубокими познаниями Евгения Максимовича. Минтимер Шаймиев также отмечает, что ему не только на разных этапах жизни удалось поработать с Евгением Примаковым, но и «посчастливилось видеть Евгения Максимовича в семейном кругу, ощутить атмосферу любви и тепла их отношений с супругой Ириной Борисовной».

«Нас связывает многолетнее общение и сотрудничество, основанное исключительно на взаимоуважении и взаимопонимании. Так получилось, что между нами за годы совместной работы сложились довольно теплые, человеческие отношения. Когда мы с ним познакомились, он был уже известным человеком – ученым, журналистом, политическим деятелем, признанным и в СССР, и в новой России. Его все уважали и относились к нему с почтением. Евгений Максимович был одним из первых Председателей Правительства и Министров иностранных дел уже новой России. Наше более тесное общение началось именно с этого периода. Выстраивая отношения с регионами новой Российской Федерации, он больше понимал и глубже видел то, как должна развиваться наша страна в новых условиях. Я убежденно говорю, что сложнее федеративного государства, чем Россия, пожалуй, в мире и нет. Но он видел, как надо обустроить ее. Как премьер-министр Евгений Максимович старался понять, к чему стремится Татарстан, давал весьма разумные советы человека, знающего и старый, и нарождающийся новый мир, что было очень ценно. Если бы Евгений Примаков дольше возглавлял правительство страны в те непростые годы, считаю, что мы могли бы избежать немало ошибок в нашем политическом и экономическом развитии.

К примеру, в конце 1990-х перераспределение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в пользу федерального бюджета привело к существенному сокращению доходной части бюджета республики. Помимо этого, была еще одна явная несправедливость: по этому закону и на новых, и на старых месторождениях с тонны нефти налог взимался почему-то одинаковый. Складывалась довольно странная ситуация: налоги, поступающие в бюджеты разного уровня с одной тонны нефти, добываемой на новых сибирских месторождениях, оказывались иногда даже ниже, чем на старых месторождениях объединения «Татнефть». Татарстан неоднократно ставил вопрос о применении корректирующих коэффициентов налогообложения в зависимости от того, сколько времени эксплуатируется то или иное месторождение. С кем я только ни встречался, ставил эту проблему. Бесполезно!

Однажды, приехав в Москву на очередное заседание Совета Федерации, я решил поговорить об этом с премьер-министром страны – Евгением Примаковым. После того как я объяснил ему проблемы дифферецированного подхода к месторождениям, низко дебитным скважинам, он, внимательно выслушав меня с мягкой улыбкой, начал говорить: «Минтимер Шарипович, да ты, оказывается, владеешь и этим вопросом. А у меня, представь себе, диссертация была как раз по дифференциации налогообложения нефтяных скважин. В Америке ведь каждая скважина облагается дифференцированным налогом…» Меня это поразило – он знал проблему в деталях! Это был прорыв – нашел, наконец, единомышленника! Безусловно, решить эту проблему с ходу тогда не удалось – к большому сожалению, сменилось очередное российское правительство. Но пришло понимание на федеральном уровне. И в итоге мы добились введения дифференцированного НДПИ летом 2006 года…

Мне также хорошо запомнился период, когда мы с Евгением Максимовичем в 2006 году с его подачи снова оказались, как говорится, в одной упряжке – стали сопредседателями Группы стратегического видения «Россия – исламский мир», международного совещательного органа, созданного для расширения сотрудничества между Россией и исламскими странами. Это была постоянно действующая площадка для консультаций на уровне бывших премьер-министров, министров иностранных дел, послов России и ряда важных мусульманских стран (в том числе Саудовской Аравии, Египта, Турции, Кувейта, ОАЭ, Пакистана, Индонезии), представителей структур ООН…

На первом же заседании группы Евгений Примаков четко обозначил нашу миссию… «Россия как одна из великих держав, влияющих на международную жизнь, способна помешать развитию этой тенденции. Россия – это мост между Европой и Азией», – говорил он. Евгений Максимович также отметил и особое этноконфессиональное положение России. «Терроризм нельзя связывать с мусульманской религией. Террористы ведут борьбу против ислама, – отметил он, – и одна из задач Группы стратегического видения – разъяснение разницы между исламом и его радикальными проявлениями». Благодаря работе группы, заседания которой прошли в Москве, Казани, Стамбуле, Джидде и Кувейте, мы значительно продвинулись в деле налаживания конструктивного диалога между Россией и исламскими странами. С приветственным посланием к каждой встрече Группы стратегического видения обращался президент РФ Владимир Путин. Но из-за событий, связанных с «арабской весной», не удалось реализовать всё намеченное. В 2014 году Владимир Владимирович принял решение о возобновлении деятельности группы, возложив обязанности ее председателя на президента Татарстана Рустама Минниханова. Почетным председателем вплоть до своей кончины оставался Евгений Примаков.

Как в арабском мире уважали Евгения Максимовича и дорожили его мнением – это надо было увидеть. К счастью, я это неоднократно наблюдал воочию. Им восхищались! Арабский мир сложен, там в открытую, публично ценят только тех, к кому прониклись глубочайшим уважением. Огромное доверие к Примакову распространялось и на отношения с СССР, и на отношения с новой Россией».

3.151573978874
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика