vladimir-salamatov-generalnyy-direktor-tsentra-mezhdunarodnoy-torgovli-v-programme-sergeya-lisovskog
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: Владимир Саламатов, генеральный директор Центра международной торговли, в программе Сергея Лисовского "Капитал"
6 Ноября 2014

Владимир Саламатов, генеральный директор Центра международной торговли, в программе Сергея Лисовского "Капитал":

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Капитал и бизнес всегда имели разнообразные площадки для делового и не всегда формального общения внутри себя и с государством. Цеха – в Средние века, клубы и ордена – в Новое время, сейчас заметную роль в таком общении играют Торгово-промышленные палаты и союзы, а также центры торговли. О них и об оценках текущего момента в экономике мы поговорим сегодня с генеральным директором Центра международной торговли Москвы, Председателем комитета Торгово-промышленной палаты РФ по странам ШОС и СНГ Саламатовым Владимиром Юрьевичем. Здравствуйте!

В.Ю. САЛАМАТОВ  

– Добрый день!

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Кратко о вашем торговом центре. Это международный центр торговли – да, правильное название?

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Сам Центр появился накануне открытия Олимпиады в 1980 году и был задуман как центр, где российские бизнесмены смогут знакомиться  с зарубежными бизнесменами, вести дискуссии. И вообще, в определенной степени это был некий центр, где люди могли понимать, как выстроена экономика за рубежом. Потому что мы знаем, что советская экономика существенно отличалась от экономики в других странах, и нужно было понять, как совместить два этих подхода.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Я помню, когда я в молодые годы туда первый раз попал, для меня это было таким шоком, потому что мы не видели таких зданий, помещений. Но уже он был закрыт, в советские времена – туда попасть было сложно достаточно.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Когда открывался Центр международной торговли, то туда можно было пройти по специальному пропуску. Это было второе место кроме Центрального банка, где можно было купить валюту. Одновременно с этим там, конечно, концентрировались все торговые представительства иностранных государств. И плюс к этому, конечно, сам дизайн внутренних помещений Центра существенно отличался от того, что было привычно в 80-ые годы. Это было определенным таким стимулом туда попасть.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Но в советские времена он выполнял свою функцию? Получалось там российскому и западному бизнесу встретиться и договориться?

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Вы знаете, мы являемся очень известной политической площадкой. К нам приезжают лидеры из разных государств и наши руководители. У людей старшего возраста, которым больше 45 лет, у них какие-то жизненные ситуации связаны именно с Центром международной торговли. Я об этом беседовал с большим количеством людей, и сегодня появляются – не буду называть фамилии – очень уважаемые министры, руководители государств…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– И для них эта площадка родная, им там уютно…

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Абсолютно.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– И она, скажем так, вызывает у них доверие…

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Мы сохраняем высокий статус, высокий уровень стандартов, который используется в обслуживании клиентов гостиницы. У нас самая крупная гостиница по числу номеров – 724 номера, 5 звезд гостиница. Очень крупный конгресс-центр, крупнейший в Москве. Одновременно с этим большое количество помещений, очень большая служба питания – у нас много собственных ресторанов. Мы посчитали, что очень важно сегодня, во время вступления России во Всемирную торговую организацию, открыть специальный центр, сделать специальный проект, который бы был посвящен пропаганде идей Всемирной торговой организации, обучению основным инструментам, а также оказанию практической помощи

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Но вот ВТО. А я знаю, что вы работали в Правительстве и принимали участие в переговорном процессе вступления России. Как вы считаете, выиграла Россия от вступления в ВТО или проиграла или это нейтральная ситуация?

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я думаю, очень важно всем оценить, что 18 лет шел переговорный процесс, и Россия не сидела сложа руки эти годы. В 2002-2004 годах произошли очень серьезные изменения российского законодательства. А когда формировался Таможенный союз…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Давайте от вопроса не уходить. Да или нет?

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Хорошо. Я хочу сказать, что фактически мы уже с 2010 года, а по некоторым аспектам и с 2003 года жили в рамках законодательства, которое было направлено на расширение конкурентной способности в целом ситуации внутри страны, создание конкурентной среды для бизнесменов.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Я сейчас про ВТО говорю.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– А вот самое интересное заключается в том, что ВТО – это система законодательств, система правил. Так вот эти правила на территории на территории Российской Федерации действовали до присоединения России к ВТО. Уже. Они были полностью ориентированы на российское законодательство…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Это, я считаю, была большая проблема, потому что мы исполняли нормы ВТО, а в отношении нас, пока мы не были членом ВТО, их не исполняли. Получается, у нас была такая недобросовестная конкуренция с западными поставщиками, с производителями и так далее.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Безусловно, очень много негативных элементов присутствовало и присутствует. Например, Беларусь – не член ВТО – имеет очень большое количество барьеров, которые действуют сегодня для российских производителей, российских товаров на территории этого государства.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Нет, ну по ВТО давайте. Мы к Беларуси еще вернемся. Таможенный союз тоже большая тема, достаточно больная для российского производства. Все-таки ВТО – есть плюсы или их нет?

В.Ю. САЛАМАТОВ 

–  Плюсы есть.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

–  Какие?

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Нужно ответить себе на вопрос – хотим ли мы быть конкурентоспособными? Потому что быть конкурентоспособными в одном замкнутом регионе – это не быть конкурентоспособными. Потому что количество потребителей ограничено, и мы быстро договоримся между собой. Если мы хотим быть глобально конкурентоспособными, нам нужно выходить на внешние рынки и соответствовать тому высокому уровню требований, котоыре там существуют.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Конкурентоспособность – она же прежде всего связана с низкой себестоимостью. Если в Средние века все отсчитывали от земельной ренты, то сейчас низкая себестоимость. Низкая себестоимость предполагает конкуренцию не только у конечного производителя – вот если я произвожу обувь или одежду или какие-либо машины – она от начала всей цепочки. А у нас все сырье монопольное, у нас монопольные энергоресурсы, у нас монопольный транспорт – ну если взять железнодорожный, который является основным в промышленном производстве. То получается, у нас конкуренция-то – она куцая. То есть маленькая верхушечка – вы давайте, конкурируйте, а внизу огромный пласт монополий, который формирует основную себестоимость и который растет с каждым днем. Последнее вот – РЖД вот 10% опросило, почему не 20%, почему не 3%? Вот 10% – видимо, любят ровные цифры.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я хочу сказать…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Вот здесь получается, мы в такой ситуации, когда у нас реально нет конкурентной среды. И ее не может быть по определению с учетом монополий. А мы пытаемся играть с клубом – понятно, там тоже свои проблемы с конкуренцией – но все-таки есть конкуренция в более широком поле.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я все-таки считаю, что те изменения в законодательстве, которые уже произошли – они чуть-чуть приоткрывают дверь для выхода из этой сложной ситуации. Я очень жалею, что сейчас прекратился процесс вступления России в Организацию экономического развития и сотрудничества (ОЭСР), куда входит клуб самых развитых стран. Почему? Потому что мы должны были бы достроить наше законодательство для расширения конкурентной среды внутри нашей страны. Многое сделано в рамках ВТО…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Законодательство – это отражение реальной жизни. Если мы еще не готовы на уровне развитых стран ни в конкурентном поле, ни в развитии производства и науки в том числе, то стоит ли нашу сегодняшнюю ситуацию наделять законодательством, которое не соответствует реальной жизни? Вот смотрите – недавно прочел. В Дании Министр культуры заявил, что нужен закон о запрете скотоложества. По-видимому, это отражает реальную жизнь Дании. Причем он это чем объяснил? Что очень увеличился поток секс-туристов, потому что вокруг все это запрещено, а в Дании разрешено. И тут, видимо потребители данного продукта туда стали приезжать за этим. Вот происходит то же самое и у нас. У нас нет проблемы скотоложества – во всяком случае, чтобы законы принимать. У нас нет реальной рыночной конкуренции – по многим причинам. Ну, потому что они развивали капитализм 200 лет, а мы – 20, и так далее. А мы пытаемся дать законы, которые формируют, учитывают такое высокое развитие экономики и того же рынка. В тоже время, например, вот вы говорите законодательство. А у нас же очень слабое антимонопольное законодательство – в Америке в 1890 году, то есть больше ста лет назад был принят первый серьезный антимонопольный закон. А у нас оно, в общем, достаточно слабое. А это основа основ любой конкурентной среды…

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я с вами абсолютно согласен, что Россия имеет свои особенности. Их нужно обязательно учитывать. В то же время мы в значительной степени свое законодательство, свои нормы жизни и правила жизни рисуем исходя из анализа наиболее успешных стран Европейского союза, США в какой-то части. В большей степени мы берем Европейский союз в качестве ориентира для себя. Эти правила с определенной адаптацией, как это было сделано в Таможенном союзе, были определены для нас. И они сегодня работают в частности в техническом регулировании, которым я занимался, я могу четко сказать, что мы сделали несколько шагов вперед. Но одновременно с этим, я все-таки считаю, что закрытость – она не приведет к прогрессу. Можно бесконечно тренироваться в футбол в своем дворе, не выходя за его пределы, но понятно, что твое мастерство будет поставлено под сомнение, когда ты выйдешь на профессиональную площадку.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Согласен. Но может и другое быть: открыли этот двор, пришли игроки из других дворов и не осталось дворовой команды. То есть закончилась эта история в этом дворе. То же самое и у нас – у нас просто закончится производство и мы превратимся в страну-потребителя, которая продает нефть и газ и потребляет все остальное. Чем это может закончиться, всем ясно.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Вот есть АвтоВАЗ, был Горьковский автомобильный завод, Ижевский автомобильный завод и так далее, были наши марки машин, они не выдержали конкуренции – ну, Волга, например. Но это не говорит о том, что мы лишились полностью автомобильной отрасли. Мы пошли другим путем: мы привели сюда промышленную сборку крупнейших игроков на этом рынке, но поставили условие – обязательно должна быть локализация производства. И сегодня в той или иной степени это реализуется на разных машинах. Рено Логан имеет наиболее высокую степень локализации, то есть громадное количество деталей. Около 80% – я сейчас не готов точно сказать по всем комплектующим, но я неоднократно эти цифры видел, я им доверяю. Это говорит о том, что мы вписались в эту технологию…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Ну хорошо. А вот новая тенденция – это санкции с двух сторон. Как вы считаете, в плане международной торговли России, какие изменения произошли?

В.Ю. САЛАМАТОВ 

Точно можно сказать, что раз мы ввели ответные меры к странам, которые ввели к нам санкции на $8,3 млрд, и это достаточно серьезные продукты питания, которые необходимы на рынке, то есть два варианта. Первое – свято место пусто не бывает, поэтому другие страны-экспортеры приходят или пришли на этот рынок…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– У вас данные какие-то есть?

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– У нас есть данные, что значительно пострадали от санкций наши страны-соседи – Польша, Литва. Но в то же время страны Латинской Америки поставляют нам мясо крупного рогатого скота, другие виды продукции, которые есть, в том числе из Китая, из Индии приходят овощи и фрукты. Но мне кажется, один момент очень важный есть, на который, наверное, вы намекаете – что если смотреть статистику, то и наш российский производитель существенно увеличил свои поставки, причем, если брать свинину, то на 13% по сравнению с периодом 2013 года, по молоку – 28%. Есть много других цифр, которые я могу сказать. Одна только есть проблема – санкции никогда не бывают вечными. Очень важно, чтобы и российское правительство, и муниципальные власти, и наши торговые сети, понимали, что наши продукты питания – это есть наша независимость, наша национальная гордость. Извините, что такой термин применяю, но я думаю, это тоже играет…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Но независимость и безопасность – это более существенно…

В.Ю. САЛАМАТОВ  

– Согласен. Очень важно, чтобы даже если санкции завтра, дай бог, отменят, чтобы та тенденция появления отечественных продуктов питания на наших прилавках, не прекратилась. 

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Но это же работа правительства – каким образом отменять санкции, как допускать опять этот товар на рынок, чтоб это не было лавинообразным таким потоком, который смоет всех производителей.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Абсолютно уверен, что от правительства зависит очень многое. Я был свидетелем, когда рассматривалось очень серьезно взаимодействие производителя – как раз тогда тоже занимались производством, владели соответствующей фабрикой, которая делала высококачественную продукцию, курятину, мясо птицы – я тогда помню, как Виктор Алексеевич Зубков предпринимал вместе с другими членами правительства усилия, чтобы создать… Не абсолютный, но какой-то эффект был.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Но, к сожалению, не все, что планировал Виктор Алексеевич, реализовалось, но он многое сделал. И правительство может, действительно, многое сделать, главное, чтобы оно пыталось это сделать и хотело. А вот Таможенный союз, смотрите. У нас  Курганская область, которую я представляю, граничит с Казахстаном. И у нас реальные проблемы, потому что там НДС 10%, а у нас 18%. Там налоги одни, у нас другие. У нас уже многие фирмы стали перерегистрироваться в Казахстане, взять ту же водку. Понятно, мы ее потребляем, и это серьезный доход в бюджет. Но у нас разные акцизы, соответственно, все сейчас заполнила казахская водка. Взять то же зерно, мы, Курган – производители зерна. Мы его экспортируем и для нас рынок зерна – основополагающий для экономики села. Что делает Казахстан? У себя держит высокие цены, а излишки сбрасывает нам по низким ценам, разрушая наш рынок, он очень четко регулирует свой. И никакой защиты, вот если взять одну область, у нас нет.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я хочу сказать, что хотя мы создали Таможенный союз и договорились по громадному количеству вопросов, унифицировали нормы и правила по очень широким сферам жизнедеятельности государства, экономики и так далее, все-таки остались отдельные позиции, которые отстаиваются и Беларусью

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– НДС, акцизы…

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я очень хорошо помню, когда шла дискуссия на комиссии Таможенного союза именно по вопросам, связанным с налогом на добавленную стоимость. И тогда было совершенно четко понятно, что российские компании могут эмигрировать, перерегистрироваться в Казахстан. И тогда мне понравилась одна фраза, которая, наверное, имеет право на существование: «Должна быть и внутри таможенного союза конкуренция юрисдикций, потому что она является стимулом для развития». Если российское правительство почувствует, что это начинает наносить серьезный ущерб государству, оно либо снизит налог на добавленную стоимость, либо попросит Казахстан и убедит, что это необходимо сделать…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Ну да, но только, знаете, я говорил по акцизам, например, с представителями Таможенного союза. И они мне говорят: «У нас есть в плане, что к 2020 году мы их уравняем». Но до 2020 года наши-то производители не выживут. И плюс какой объем поступлений в бюджет потеряет наша область, да? Федеральный бюджет, понятно, нам это все не компенсирует, потому что у него этих тенденций почему-то нет в мотивационных расчетах, когда он выделяет нам какие-то субсидии или дотации. Он считает, что так в Советском союзе поступили, то у нас ничего не поменялось: ни по доходам, ни по расходам, ни по налогу на прибыль, если у нас фирмы перерегистрировались и так далее. То есть, к сожалению, реальная жизнь показывает, что это происходит, а наши чиновники, особенно в Минфине, считают, что это не происходит. И страдают реальные люди, причем сроки-то очень большие: с 2014 по 2020 год, за 5 оставшихся лет можно потерять все производство, потерять людей…

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я хочу сказать, что при формировании Таможенного союза российское правительство ряд своих полномочий передало в Таможенный союз. И лишилось этих полномочий, хотя лишилось не до конца, потому что все решения, которые принимает в развитии ситуации Таможенный союз, они все равно могут быть оспорены одной из сторон…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Это достаточно долгая процедура, насколько я понимаю. И даже те же технические регламенты – мы часть технических регламентов, которые для Таможенного союза, передали другим странам. Казахстан почему-то разрабатывает техрегламент по рыбе. Великая морская держава Казахстан разрабатывает для всего Таможенного союза техрегламент по рыбе. Вроде мы Таможенный союз долго тоже формировали, но решения не очень понятные.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я три года занимался техническим регулированием в таможенном союзе – мы все решению принимали консенсусом.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Я понимаю.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Поэтому я думаю, что мнение России, ее позиция в Таможенном союзе должно и может быть услышано. Поэтому, наверное, здесь задача российского правительства сегодня – очень четко мониторить ситуацию и давать соответствующие посылы представителям в Таможенном союзе, а с первого января это будет и единое экономическое пространство, Евразийский экономический союз…

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Нас ждут еще новые новости, скажем так, инновации, которые мы на себе испытаем неожиданно.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Но в любом случае, я хочу сказать, что система управления такова, что высший орган представляют президенты стран, и там решения принимаются консенсусом. В принципе, все механизмы есть.

С.Ф. ЛИСОВСКИЙ

– Владимир Юрьевич, передача, к сожалению, подошла к концу. Я очень рад, что вы к нам пришли. Конечно, ваша работа нужна: и переговорные площадки, и площадки, где неформально могут встретиться и государственные чиновники и предприниматели, очень важны. Но хотелось бы, чтобы на ваших площадках предпринимательство и граждан России лучше слышали. И чтобы это вытекало в реальные решения. Спасибо.

В.Ю. САЛАМАТОВ 

– Я думаю, что для этого есть все механизмы. В следующий раз, может быть, обсудим. Спасибо.

 

 

 

3.151553347823
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика