spravedlivoe-neravenstvo-ili-vseobshchee-uravnivanie-chto-priemlemo-v-sovremennom-mire
ПМЭФ: Справедливое неравенство или всеобщее уравнивание. Что приемлемо в современном мире?
25 Мая 2018

На полях Петербургского форума состоялась пленарная дискуссия «Ком растет. Социальное неравенство как глобальная проблема и роль бизнеса в ее решении». Эксперты уже давно называют рост социального неравенства одним из самых больших вызовов современного общества. Тем не менее, пути решения этой проблемы еще не выработаны.

В дискуссии приняли участие Шамшад Ахтар, заместитель Генерального секретаря ООН, исполнительный секретарь ЭСКАТО, Араш Дерамбарш, городской советник г.Курбевуа, Андрей Клепач, заместитель председателя (главный экономист) – член правления ГК «Внешэкономбанк», Хувенсио Маэсту Эррера, финансовый директор IKEA, Боб Мориц, президент PwC, Сирил Муллер, вице-президент по Европе и Центральной Азии группы Всемирного банка, Елена Тополева-Солдунова, директор, АНО «Агентство социальной информации», ведущий эксперт Центра исследований гражданского общества ВШЭ. Модерировал дискуссию Кирилл Клейменов, заместитель генерального директора дирекции информационных программ АО «Первый канал». Основной вопрос, который стоит сегодня на повестке дня, не способствует ли глобализация углублению социального неравенства, проявляющегося внутри стран, а не на межгосударственном уровне, и что принесут человечеству новые технологии? Послужат ли они сокращению неравенства или наоборот усугубят его? Рассчитаны ли новые модели на долговременные интересы общества? Какие реформы назрели для их применения в глобальном масштабе?

Шамшад Ахтар заявила о необходимости активно обсуждать неправильное распределение ресурсов, а точнее – их трансфер. А может быть, неравенство является мотивом для развития? По мнению Боба Морица, технологии и социальные сети дали нам транспарентность и как раз позволили увидеть это неравенство. Транснациональные корпорации увеличивают богатство богатых. Вопросы социального неравенства становятся более очевидными и выходят на первый план. Кто же должен принять на себя ответственность за то, что происходит? Разные слои общества ожидают разного от правительства, поскольку сегодня больше прозрачности и больше ответственности.

Андрей Клепач подчеркнул, что неравенство неравенству рознь. Существует неравенство, которое возникает вследствие развития. Новые технологии, новые правила игры. Еще яркий пример экономического роста – Китай. Уровень доходов вырос многократно, но и неравенство выросло многократно. Коэффициент Джини составил 0.4, что сопоставимо с США и Россией. Но в нашей стране природа неравенства другая, она связана с перераспределением ресурсов и воспринимается по-другому. В СССР коэффициент Джини составлял 0.2, а теперь - 0.4. И именно вот этот переход является социально опасным и негативно влияет на развитие общества. Поэтому и неравенство бывает разное, и сама структура общества разная, какое-то неравенство идет на пользу, а какое-то вредит человеку.

Разные модели: США – сильное неравенство, дающее мотивацию. Северная Европа – неравенство минимальное (на государственном уровне закреплена разница макс и мин зарплаты). Араш Дерамбарш выступил с обращением к присутствующим, подчеркивая при этом, что он является депутатом. Смысл в том, что в ЕС, например, 100 тысяч человек голодают, поскольку к концу месяца им нечего есть, а в мире таких - 4 млрд. Но при этом более 1,3 млрд порций еды выбрасываются на свалку. Во Франции на голосование был вынесен закон: каждый человек может создать ассоциацию и потребовать у супермаркетов порции непроданной еды, чтобы ее раздать! Макрона попросили, чтобы он обратился к ЕС – чтобы это было распространено! В мире сегодня 6-7 млрд человек, а скоро будет 10-12, поэтому существующее расточительство недопустимо. «Были войны за территорию, за религию, а если мы будем продолжать жить вот так, то следующая война будет за еду!»

Сирил Муллер, в своем выступлении остановился на том, что одной модели, которая бы удовлетворяла интересам всех, не существует. «Все сравнивают себя друг с другом по всей планете. Когда мы говорим о неравенстве на уровне одной страны, мы наблюдаем рост напряженности, связанной с распределением дохода. Но, с другой стороны, мы наблюдаем ситуацию, когда неравенство становится минимальным за всю историю…» В развивающихся странах, в сравнении с 2000 годами, средний класс вошел уже в 20% наиболее благополучных на планете. Экономический рост работает, но этого оказывается недостаточно. Доступ к образованию расширяется, но наличия образования уже тоже не достаточно. «Люди чувствуют, что они не участвуют в должной мере в развитии своего общества или не получают достаточного вознаграждения за их труд. Надо вкладывать в людей!».

Елена Тополева-Солдунова, считает, что любая модель может столкнуться с проблемами в будущем. Нет универсальной модели, всё зависит от общества и стадии его развития. «Мы отвыкли проявлять инициативу в советское время, и поэтому, мне кажется, что сейчас если ввести в нашей стране скандинавскую модель (налоговая шкала, доплата бедным), модель не приживется в нашей стране. Для нашей страны — это будет демотивирующим фактором». Да, государство должно заботиться о гражданах, но и сами люди должны стремиться к развитию.

По мнению Боба Морица, универсальной модели не существует. Мы подходим к определенному рубежу, чтобы задуматься о том, кто отвечает за применение модели, за ее выбор. И это не только государство. Задача государства - оценивать, когда уже пора предпринимать определенные меры. Не нужно тыкать пальцем, пытаясь найти виновного, а нужно помнить, что нет единственно верной модели ни в США, ни во Франции, ни в России, ни в Скандинавии. Будь то неравенство по доходу или неравенству по здравоохранению – нет единой модели, а всё зависит от компонентов, и нужно обеспечить их взаимодействие. Скоординированные действия разных групп в области продовольствия, например. Где-то производится больше продукции, чем это необходимо, а в другой части мира - обратная ситуация, поэтому нужно координировать общие действия.

Существуют ли средства искоренения неравенства кроме перераспределения средств от богатых к бедным? Елена Тополева-Солдунова пояснила, что вовлечение в жизнь сообщества, волонтерская деятельность – это, конечно, не основные инструменты, но не надо сбрасывать их со счетов. По данным ВШЭ, в 2014 году готовность заниматься волонтерством составляла 29%, в 2017 – уже 50%. Люди готовы делать денежные пожертвования: в 2014 – 33%, в 2017 – 47%. Фактически мы видим, что добровольное перераспределение доходов становится всё более принимаемым поведением в современном обществе.


Больше информации о ПМЭФ'18 читайте в нашем специальном проекте.

3.151553231204
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика