prezident-torgovo-promyshlennoy-palaty-rossii-sergey-katyrin-neobkhodim-zakon-o-gosudarstvennoy-prom
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: "Необходим закон о государственной промышленной политике"
14 Ноября 2013

Прошло больше года с момента вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Несмотря на переходный период, за это время многим отечественным предприятиям уже пришлось столкнуться с новыми вызовами и неожиданными трудностями.

О том, как членство в ВТО отражается на состоянии российской промышленности, что сдерживает приток инвестиций в Россию, а также о проблемах малого и среднего бизнеса «Новым Известиям» рассказал президент Торгово-промышленной палаты России Сергей КАТЫРИН.

— Перед вступлением России в ВТО на федеральном уровне и в регионах высказывалось немало опасений, что такой шаг негативно отразится на многих предприятиях в разных отраслях промышленности. Эти опасения оправдались?

— Подобные прогнозы отчасти сбылись. В частности, в затруднительном положении могут оказаться производители молочной продукции, и сейчас ведется тщательный мониторинг отрасли. Правда, по условиям присоединения к ВТО мы вправе повышать уровень тарифной защиты молочных продуктов в рамках Таможенного союза трех государств. В свиноводческой отрасли предсказуемо возникла опасность обвала отрасли перед лицом растущей конкуренции со стороны иностранных производителей. Из-за падения цен свиноводы, по оценкам экспертов, недополучили около 30 млрд. рублей по итогам года, прошедшего со времени вступления в ВТО. Но в этой сфере были своевременно приняты соответствующие меры — изъятие свинины из перечня товаров, по которым предоставляются преференции развивающимся странам, а также сокращение квоты Белоруссии в рамках Таможенного союза. Однако наращивание мощностей в отрасли представляется маловероятным из-за отсутствия долгосрочных мер поддержки. Возникают определенные сложности на внутреннем рынке говядины и сахара в связи с тем, что наши обязательства были в целом согласованы на переговорах с ВТО в середине 2000-х годов, а мировые цены на эти товары успели с тех пор кардинально измениться. Поэтому появилась необходимость корректировки взятых нами обязательств по величинам импортных пошлин на сахар и говядину. Видимо, потребуется еще раз продумать средства и методы защиты отечественного автопрома. Непростая ситуация складывается в лесной промышленности, черной металлургии, есть проблемы в производстве шин, рисоводстве, а также в сфере интеллектуальной собственности.

— Эксперты отмечают, что в зоне особого риска оказались легкая и обувная промышленность…

— Действительно, мы получаем тревожные сигналы от отраслевых союзов легкой и текстильной промышленности. По их оценкам, взятые при вступлении России в ВТО обязательства, наряду с другими факторами, могут привести текстильную и легкую промышленность страны к полному развалу в 2015–2017 годах, когда завершится переходный период, оговоренный для этих отраслей. С учетом этого Российский союз кожевников и обувщиков, а также Комитет ТПП РФ по предпринимательству в текстильной и легкой промышленности совместно с Российским союзом текстильной и легкой промышленности направили в конце сентября в правительство России предложения о мерах поддержки этих отраслей. Думаю, в правительстве прислушаются к голосу предпринимателей.

— Но, видимо, и предприниматели должны быть подготовлены к работе в новых условиях?

— Совершенно верно. Именно с этой целью мы создали на базе Центра международной торговли деловой центр «Россия в ВТО». Основные задачи этого центра — аналитическая работа и обучение представителей российского бизнеса. Примерно за год центр организовал и провел по тематике ВТО в 17 регионах страны ряд конференций, «круглых столов» и семинаров. Обучение прошли представители порядка 500 российских компаний. К этой работе привлекаются специалисты МГУ, Высшей школы экономики, Академии внешней торговли. У центра есть договоренности и с зарубежными партнерами, вплоть до секретариата ВТО, об участии в этой деятельности.

— На этом фоне одной из самых острых проблем российской экономики продолжает оставаться привлечение инвестиций. Как, на ваш взгляд, можно интенсифицировать этот процесс?

— В решении этой задачи очень большую роль играет качество информации об инвестиционных проектах. С этой целью в ТПП РФ создается система качественной подготовки информации об инвестиционных проектах в регионах и продвижения этой информации к потенциальным инвесторам, сопровождения инвестиций в регионы. Эту систему мы условно назвали «инвестопроводящей инфраструктурой» на базе территориальных ТПП. Как это работает на практике? От региональной администрации или напрямую от бизнес-сообщества проекты поступают в территориальную ТПП, которая производит первичный отбор проектов, после чего заявки попадают в Департамент содействия инвестициям и инновациям ТПП РФ. Мы проводим анализ и доработку проектов, привлекая по необходимости Экспертный совет ТПП РФ по технологической оценке инвестиционных проектов, затем направляем их инвестиционным компаниям и банкам. До недавнего времени эта работа велась фактически в ручном режиме, дорабатывался практически каждый проект любого качества подготовки. Сейчас данный процесс регламентирован в соответствии с требованиями наших партнеров-инвесторов, разработан общий стандарт предоставления проектной информации. Таким образом, потенциальный инвестор получает только проекты, прошедшие поэтапную квалифицированную экспертизу. Инвестопроводящая инфраструктура системы ТПП РФ действует на всей территории России, при этом мы стараемся задействовать не только региональные, но и муниципальные палаты.

— Какие результаты это дает? Есть примеры доведения проектов до инвестиционной стадии?

— Среди реализованных проектов можно, в частности, назвать проект «Модернизация и расширение производственно-строительной базы ООО «Спецстальтехмонтаж» завода металлических конструкций в Воронежской области. Проект поступил из ТПП Воронежской области, после доработки в ТПП РФ был передан ряду потенциальных инвесторов. В итоге «МСП Банк», входящий в группу Внешэкономбанка, принял решение о предоставлении финансирования с привлечением регионального банка-партнера в Воронеже. Вместе с Европейским деловым конгрессом, членом которого является ТПП РФ, на базе медицинских университетов Москвы и Оренбурга совместно с компаниями Siemens Enterprise Communications и «Газпром Телеком» успешно реализован в апреле этого года проект по теле медицине.
Проект нацелен на улучшение качества медицинских услуг населению в тех регионах России, которые в силу географической удаленности имеют ограниченный доступ к крупным диагностическим и консультационным медицинским центрам.

— С 1 января 2014 года вступит в действие федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». С новым законом что-то изменится в системе госзакупок для малого и среднего бизнеса?

— В новом законе минимальная квота для малого бизнеса и социально ориентированных НКО определена в 15%. Это больше, чем прежде, хотя, с нашей точки зрения, она должна быть не менее 20%. Правда, сейчас готовятся нормативные акты, предполагающие доведение в обозримом будущем доли участия малого бизнеса в закупках до 25%. Кроме того, в госзаказе снято верхнее ограничение по участию малого бизнеса, расширена номенклатура товаров, работ и услуг, в закупках которых может принимать участие малый бизнес. Но остались и неопределенности. Например, субъекты предпринимательства обязаны в заявке не подтверждать, а лишь декларировать свою принадлежность к малому бизнесу, что создает почву для фальсификаций. ТПП РФ предложила внести соответствующую поправку, сейчас этот вопрос прорабатывается. Или вот такой момент. В обязательной квоте для малых предприятий учитываются поставки по договорам субподряда с крупными компаниями. Но такие закупки достаточно сложно идентифицировать, в связи с чем информация о выполнении квоты участия малых предприятий в закупках может быть искажена.

— А как сейчас выдерживаются квоты для субъектов малого бизнеса?

— По данным Федеральной антимонопольной службы России, соблюдение таких квот даже среди федеральных органов исполнительной власти осуществляется только на 30%. Конечно, существует система привлечения за это должностных лиц заказчиков к ответственности, которая должна по идее менять ситуацию к лучшему. Но на практике все иначе. Когда административная ответственность составляет 30–50 тысяч рублей, а объем закупок — миллиарды рублей, то размеры штрафов чиновников и последствия их действий для малого бизнеса явно несопоставимы.

— Что еще мешает более широкому доступу малого и среднего бизнеса к государственным закупкам?

— Есть закупки на суммы до ста тысяч рублей, которые проводятся без заключения государственного или муниципального контракта. Таких контрактов много на местном уровне, и это положительный момент. Однако сейчас отмечается противоположная тенденция — централизация, укрупнение закупок на региональном уровне. Это может привести к сокращению участия в этих торгах малых предприятий. В этой связи важно выдерживать обязательные квоты для малого бизнеса и выстраивать четкую систему статистического учета для контроля их соблюдения. Одной из ключевых проблем является требование обеспечения исполнения контракта. Сейчас, чтобы стать участником торгов, компания должна предоставить обеспечение заявки в размере до 5% от суммы контракта. Затем уже победитель торгов должен внести в качестве обеспечения до 30% от стоимости госконтракта, которые выводятся из оборота компании-победителя на срок действия контракта, включая срок гарантийных обязательств. В разные периоды действия закона «№ " 94-ФЗ «О госзаказе», вступившего в силу в 2006 году, в качестве обеспечения могли приниматься безотзывная банковская гарантия, страхование ответственности по контракту, договор поручительства или передача заказчику в залог денежных средств, в том числе в форме депозита. С июля 2012 года все рискованные, по мнению ряда госзаказчиков, инструменты исчезли из механизмов финансового обеспечения. Теперь можно использовать только дорогостоящие финансовые инструменты — денежные средства и банковские гарантии. Но ведь банковские гарантии тоже нельзя назвать безрисковым инструментом. К тому же у недобросовестного заказчика, получившего такую гарантию от «правильного» поставщика, возникает соблазн не очень тщательно исследовать банковский документ на достоверность.

— Получается, что использование в качестве обеспечительной меры только денежных средств и банковских гарантий во многом отсекает малый и средний бизнес от госзакупок?

— Да, это серьезное препятствие. На наш взгляд, здесь нужно использовать более дешевые инструменты обеспечения исполнения госконтракта — страхование и договор поручительства. При этом следует дать возможность выбора варианта обеспечения самим малым предприятиям. Разумеется, надо разработать типовые договоры поручительства, создать единый реестр таких договоров, а также выработать и законодательно закрепить требования к поручителям. Целесообразно разработать аналогичную схему и для договоров страхования, дополнительно определив требования и порядок аккредитации страховых компаний, имеющих право работать в сфере государственного и муниципального заказа. Кроме того, надо подумать и о создании компенсационного фонда для малых предприятий, который мог бы покрывать часть расходов на участие в госзаказах и возможные убытки при форс-мажорных обстоятельствах. В настоящее время ТПП РФ прорабатывает вопрос о предоставлении преференций при оценке заявок предприятий — участников торгов, присоединившихся к Антикоррупционной хартии российского бизнеса.

— ТПП РФ еще в 2008 году внесла на рассмотрение Госдумы рамочный законопроект о государственной промышленной политике. Но дальше он не пошел. Почему? Может, в нынешних условиях такой закон вообще не нужен?

— Базовый закон о государственной промышленной политике крайне необходим. Определить, нужен такой закон или нет, просто. Если стратегическая задача развития страны — рост конкурентоспособности в глобальной экономике на основе инноваций и инвестиций, то промышленность — основной претендент на главную роль в реализации этой задачи. Поэтому крайне важно принять законодательную базу, устанавливающую на федеральном уровне основы государственной промышленной политики. Это позволит активнее стимулировать производство отечественных товаров в условиях ВТО, Таможенного союза и интеграции в рамках ЕврАзЭС, развивать экономическую базу регионов и муниципалитетов. В конце 2012 года мы подготовили новую редакцию законопроекта о государственной промышленной политике и направили его для обсуждения в профильный комитет Госдумы и Минпромторг России. Отрадно, что на сайте Минпромторга размещен проект такого закона. Надеемся, что он получит поддержку.

— В настоящее время в правительстве РФ идет работа по подготовке законодательных изменений, касающихся международного коммерческого арбитража. Насколько это необходимо?

— Вначале стоит сказать, что Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при ТПП РФ сегодня является одним из мировых лидеров по разрешению международных коммерческих споров, в том числе с участием иностранных инвесторов. Ежегодно в МКАС поступает от 250 до 300 исков — больше, чем в Лондонский международный третейский суд и Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма. Естественно, что большое количество споров приходится на предприятия с иностранными инвестициями. То, что количество таких обращений неуклонно растет, говорит об эффективности МКАС и о доверии к этому институту. С учетом этого, на мой взгляд, не все предложения по изменению закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» безупречны. Одним из положений законопроекта, с которым ТПП РФ принципиально не согласна, является предложение исключить из п. 2 ст. 1 закона о международном коммерческом арбитраже споры предприятий с иностранными инвестициями и международных организаций, созданных в РФ, между собой, между их участниками, а также споры с другими субъектами права РФ. Должен сказать, что в ходе недавней рабочей встречи с президентом России Владимиром Путиным я проинформировал главу государства о деятельности МКАС при ТПП РФ и третейских судах в системе торгово-промышленных палат. Президент страны одобрил наше предложение о том, чтобы возможностями МКАС активнее пользовались государственные компании. Обсуждалась также и тема реформирования третейских судов в стране.

— А чем вызвана необходимость реформирования третейских судов? Какую роль здесь играет то, что сейчас как грибы после дождя появляются собственные третейские суды у крупных бизнес-структур?

— Практика работы судов, созданных бизнес-структурами, различна. Есть среди них авторитетные суды, но слишком много случаев, когда появляются «карманные» и «лжетретейские» суды. Создание таких третейских судов осуждено Высшим арбитражным судом РФ, поскольку это наносит серьезный вред третейскому разбирательству в России. Абсолютно ясно, что данная проблема должна быть решена в законодательном порядке. С учетом этого ТПП РФ подготовила соответствующие предложения.

 

3.151553540531
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика