o-tamozhennom-soyuze-vto-i-chelovecheskikh-resursakh
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: О таможенном союзе, ВТО и человеческих ресурсах
27 Марта 2013

Перспективы Таможенного союза и участия Казахстана в этом экономическом альянсе обсуждают сегодня многие эксперты, в том числе и в средствах массовой информации. Есть разные точки зрения — как положительные, так и отрицательные. Имеет место мнение, что ТС оказался выгодным для России и Белоруссии, а наша страна от этого только проиграла. Председатель казахстанской ассоциации таможенных брокеров Геннадий Шестаков рассказал корреспонденту «Известий-Казахстан» Салтанат Исмагуловой, какие, на его взгляд, причины не позволяют казахстанской стороне стать равноценным партнером в этом объединении.

— На одном из заседаний клуба Almaty Expert вы сказали, что Казахстану необходимо пересмотреть свои позиции в Таможенном союзе. Прокомментируйте, пожалуйста, эти слова.

— История показывает, что такого рода объединения всегда дают хороший импульс для развития: страна становится богаче и конкурентоспособнее, тем более что исторически рынок был общим и мотивация по вступлению в существующее объединение есть и у Украины, Кыргызстана, Таджикистана. На мой взгляд, в союзе не хватает взаимных прагматичных решений. То есть простого расчета, что выгодно всем, а что выгодно одной стране без ущерба для других, и для этого нужно сделать оговорки. Просто политических заявлений здесь недостаточно. Первое, что надо бы сделать — это упростить таможенное администрирование. До вступления в Таможенный союз мы работали в соответствии с Таможенным кодексом 2002 года, который был максимально приближен к Киотской конвенции 1999 года — «По упрощению и гармонизации таможенных процедур».

-То есть бюрократические проволочки были сведены до минимума?

— У предпринимателей был налажен диалог с таможней, когда при возникновении каких-то затруднений в бизнеспроцессе все устранялось на уровне национального законодательства. Не трудно было внести поправки в закон, при наличии подзаконных норм составлялись приказы Минфина и таможенного комитета, выходили постановления правительства. То есть в упрощении таможенных процедур наблюдалась динамика: в два-три дня проходило до 70 процентов деклараций.

— А как сейчас выглядит ситуация?

— Складывается такое впечатление, что у союзной таможни все средства хороши, только бы досадить предпринимателям. Время, которое сейчас тратят предприниматели на оформление документов, увеличилось почти в два раза. Что незамедлительно отразилось на стоимости импортируемого товара. Если до 2010 года была преференция со стороны государства, позволявшая не хранить товары на СВХ (склад временного хранения), то сегодня это обязательная норма, которая бременем лежит на плечах предпринимателей. Хранение товара у получателя — это скорее исключение из правил. Предварительное декларирование, во многом упрощавшее саму процедуру, прекратилось. Жесткий электронный формат декларации не позволяет внести какие-либо изменения или дополнения. Для сравнения: если раньше в этом документе мы заполняли до 250 полей, сейчас около 600. Сам электронный формат стал в три раза больше, и он очень часто не стыкуется с бумажным носителем. На ценообразование товара влияет и то обстоятельство, что предприниматели уже не рискуют самостоятельно заполнять декларацию из-за сложности и возможности ошибки. (А это таможней воспринимается как нарушение, следуют соответствующие санкции). И все чаще обращаются к услугам таможенных брокеров. По результатам соцопроса 2012 года, только десять процентов предпринимателей самостоятельно декларируют документы, а в 2009 году их было 45 процентов. Это все привело к тому, что наша жизнь подорожала.

— А какие казахстанские товары пользуются спросом на российском рынке или в Белоруссии?

— Прежде всего это энергоносители, пластиковые трубы. Мы вывозим металлы, изделия из меди. Хорошо идет кабельная продукция, тот же алюминий. Вот эти товары находятся в конкурентной зоне. Интерес вызывает небольшой ассортимент из продукции легкой промышленности. Однако от российского импорта это составляет несколько процентов. Чего не хватает? На мой взгляд, следовало развивать наши исторические возможности, и у нас успешно могла пройти программа по выращиванию крупного рогатого скота с собственной кормовой базой. Мы можем экспортировать мясо и мясопродукты, чем и нужно занять сельских жителей, которые составляют 40 процентов населения страны.
Но пока не появится целевой программы по поднятию сельского хозяйства, мотивации к труду сельчан говорить о создании конкурентоспособной отрасли, на мой взгляд, преждевременно.

— Сейчас идут предварительные переговоры о возможном вступлении Казахстана в ВТО, ваше мнение?

— Я голосую только «за», за потребителя. Но нас там просто так не ждут. Нужны договоренности по определенным товарам и рынкам. Повторяю, когда заработает государственная программа развития сельского хозяйства, по двум показателям — зерну и мясу — мы можем конкурировать с целым миром. Зерно и мясное производство позволит нам основательно закрепиться на ближайших рынках сбыта: мы могли бы взять на свои плечи тот же Афганистан, север России, африканские страны.
У нас, наконец, есть редкоземельные металлы. Можно делать солнечные модули с использованием новейшей израильской технологии, производить ветровую энергию, чтобы удешевить электроэнергию. Хотя для такого производства у нас не так много районов со стабильным ветровым потоком, как, к примеру, ворота Джунгарского Алатау. Нужно ввозить технологии с меньшими энергозатратами. Производить тот же алюминий, но уже в прокате с добавленной стоимостью, готовые пластиковые изделия…

И, наконец, о человеческих ресурсах. За эти годы мы потеряли много специалистов, а новых пока не вырастили. Трудовой потенциал — самозанятые «шопники» — разучились коллективно работать. Барахолка, может быть, дает хороший доход, но она и развращает, и лишает мотивации к системному труду. Одним словом, государству в ближайшие годы предстоит решать много насущных проблем.

 

Салтанат Исмагулова

3.151553084346
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2019 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика