Новости ЦМТ - ИНТЕРВЬЮ - К юбилею ЦМТ: Интервью с Олегом Порфирьевичем Ротаевым
k-yubileyu-tsmt-intervyu-s-olegom-porfirevichem-rotaevym
ИНТЕРВЬЮ: К юбилею ЦМТ: Интервью с Олегом Порфирьевичем Ротаевым
3 Сентября 2019

К 40-летию Центра международной торговли Москвы мы подготовили серию интервью с сотрудниками Центра, а так же с людьми которые принимали участие в проектировании и строительстве ЦМТ. Сегодня мы поговорили с Олегом Порфирьевичем Ротаевым, который руководил организацией, занимавшейся строительством зданий комплекса.

- Олег Порфирьевич, мы рады видеть Вас в стенах Центра международной торговли и очень признательны Вам за то, что Вы, как человек с огромным опытом работы в данной организации согласились поделиться с нами своим многолетним опытом и идеями. Скажите, чем Вы занимались в процессе работы в ЦМТ, каковы были Ваши основные задачи?

- На протяжении долгого времени я занимал должность одного из руководителей тех организаций, которые от начала и до конца строили Центр международной торговли, а после того, как строительство было завершено, мы были ответственными за проверку работоспособности всех инженерных коммуникаций.

- Вы знаете, что ЦМТ имеет большие особенности в строительстве и инженерном оснащении. Хотелось бы поговорить с Вами об особенностях этой уникальной системы и узнать, сохранили ли инновации того времени актуальность на сегодняшний день.

- Если просматривать историю ЦМТ с самого начала его строительства, важно упомянуть человека, который стал гарантом банка, который выдал кредит на строительство Центра. Величина кредита составляла 60 млн долларов. По тем временам, это были очень большие деньги. Реализация проекта была поручена Мосгорисполкому, и эта организация была главным представителем для иностранцев, а Мосгорисполком назначил ответственным своего заместителя председателя - Никольского Бориса Васильевича, человека, который знал Центр «от и до». У него была информация обо всех коммуникациях, аппаратах и устройствах, установленных в Центре, это был главный ответственный по вопросам строительства.

Как руководящей группе, строительство было поручено Главмоспромстрою, а потом к процессу подключилась организация УКС-центр (Центр управления капитального строительства). Именно эта организация, в основном, вела переговоры и переписку с американскими компаниями. В случае необходимости приглашали иностранных специалистов и оплачивали им работы по смете. В УКС-Центр приезжали специалисты по самым различным направлениям. Планировалось, что эта организация (это было подразделение ТПП СССР) как единое подразделение заказчика также и по строительству Краснопресненского выставочного комплекса станет владельцем будущего здания.

Главным представителем генподрядчика была назначена Наталья Побединская. Вся проектная документация - порядка 60 тыс. листов была на английском, но с помощью Моспроекта-2 она была относительно понятно переведена на русский язык. В час максимально интенсивного строительства число человек на площадке доходило до 3 тысяч. При генеральном подрядчике был сконцентрирован мощный и сложный отдел снабжения, ведь 95% материалов и оборудования поставлялось из США. Наружные стеновые панели были сделаны из цемента и песка на советских заводах по американским чертежам. Все технические вопросы на совещаниях решались очень быстро, в штабе строительства присутствовали представители Московской и Американской проектной организаций, а также сами исполнители.

- Олег Порфирьевич, были ли на Вашей памяти какие-то глобальные нестыковки, когда мнения расходились или, когда был произведен расчёт, который невозможно было реализовать?

- В 1977 году мне поступило задание поехать в США и принять всё американское оборудование по российским нормам. Нужно было подписать разрешение на погрузку материалов на пароходы, так как без этого разрешения груз остался бы на заводе. Я пробыл там в течение долгого периода времени, осмотрел более 50 городов. Проблема заключалась в том, что измерительные значения разных устройств отличались от российских, поэтому при строительных расчётах приходилось обязательно учитывать этот фактор. Несмотря на этот важный момент, хочу заметить, что во время строительства ни одна деталь по своему положению ни на миллиметр не отклонилась от стандарта, что действительно поражает.

Ещё один вопрос, с которым я столкнулся – это как устранить вибрацию от прачечной. Когда работал данный отсек, начинали дрожать стаканы, стоявшие на столах на верхних этажах здания. Необходимо было переместить этот отдел в другое место, но проблема состояла в том, что площадь такого размера было невероятно сложно найти. В итоге было задумано передвинуть прачечную на этаж ниже. Так проблема решилась сама собой.

На текущий момент остались два нерешённых вопроса. Первое – это наружные стеновые панели: когда солнечные лучи попадают на стены, проявляются влажные сырые пятна. Речь идет о защитном покрытии конструкций, которое в некоторых местах нанести технически невозможно. Второе – это низкое качество работы в некоторых зонах: например, гаражи закрыты в несколько слоёв – бетонные плиты, стяжка, гидроизоляция, земля, вследствие чего образуется конденсат и может произойти протечка.

- Как же удалось организовать чёткую систему переправки материалов из Америки в СССР?

- Этим процессом руководил Наум Абрамович Иоффе, который поддерживал связи и с американскими, и советскими подрядчиками. В два порта России приходили пароходы с материалами и другими необходимыми вещами, всё загружалось на теплоходы, которые шли в Одессу или Ленинград, а далее по железной дороге доставлялись в Москву. В районе Багратионовского моста был оборудован пункт приёмки материалов, так как переместить всё сразу на стройплощадку было невозможно.

- Вы считаете, что это - заслуга советских инженеров или точных стандартов американских материалов?

- В первую очередь, это была заслуга высокого уровня американской компании, поскольку если она создавала какой-либо проект, то он должен был быть наивысшего качества, и никаких ошибок в этом проекте содержаться не могло. На определённом этапе данный проект перешел к нашим инженерам, которые знали, что никаких ошибок на этапе утверждения информации не содержалось.

- Когда состоялось официальное открытие ЦМТ?

- Официальный документ ввода объекта в эксплуатацию был подписан 31 августа 1980 года. Руководителем данного проекта была Людмила Юрьевна Сходкина.

- Существует мнение, что ЦМТ обшит бетоном для бомбоубежища. Насколько это является правдой?

- Бомбоубежища как такового в ЦМТ нет. Есть подземные проходы и коридоры, есть отдельные коридоры, где проходят разного рода коммуникации.

- Создавались ли системы коммуникаций, которых до постройки ЦМТ не существовало в СССР?

- Между подъездами 1 и 2 была смонтирована система пневмопроводов. Уже не нужно было носить друг другу документы из одного конца здания в другой. Достаточно было напечатать документ, положить в капсулу, и она оказывалась у нужного человека. Также была создана уникальная система централизованного мусороудаления в гостиницах «Международная-1» и «Международная-2», а также в зданиях офисов. Под влиянием вакуума все вещества опускаются вниз, проходят несколько этапов, и через камеру мосороудаления с помощью контейнеров этот мусор перебрасывался в контейнер без человеческой помощи, только при помощи специальных установок. Вы знаете, что сейчас быстро набирает популярность система «умный дом». В 80-е годы наш Центр представлял из себя один «умный дом». Диспетчерская – сердце этого дома. Там можно узнать абсолютно любую информацию по каждой части здания.

Также была создана новая телефонная станция на 10 тысяч номеров. Станция подключилась несколькими соединительными линиями с городом, первым клиентом стали японцы. Была создана специальная горячая линия для связи с зарубежными партнёрами.

- Олег Порфирьевич, могли бы вы поделиться секретом, как удалось посадить живые берёзы, не повредив коммуникации?

- Секрета никакого нет. На тринадцатом этаже здания стоит специальная камера, подающая свежий воздух в огромное пространство атриума. Когда проектировщики сделали участок, куда позже посадили берёзы – не была учтена одна особенность - растениям не хватало солнца, и они начали погибать. Поэтому Учёный совет во главе с архитектором Владимиром Степановичем Кубасовым принял решение заказать пластмассовые муляжи деревьев.

- Можете ли Вы поделиться неизвестными ранее фактами о легендарных часах в атриуме гостиницы?

- Петух, который сидит на вершине часов, был изготовлен на заводе в Мытищах. Он появился уже после появления самого Центра, во время второй очереди строительства в 1981 году.

- Было ли официальное открытие ЦМТ как-то связано с легендарной XXII Олимпиадой 1980?

- В связи с организацией такого масштабного мероприятия, как Олимпиада в Штабе строительства собрали всех руководителей разных подразделений. Было решено создать Партийный Комитет строительства для контроля за ходом строительства, сроками выполнения работ и отдельными руководителями подразделений. Перед нами стояла ещё одна задача: принять высших руководителей Олимпийских Игр. В штабе было принято решение создать первый в СССР пусковой комплекс. Он состоял из гостиницы «Международная-1» (сейчас Crowne Plaza), Конгресс-центра, ресторанов и зданий офисов. К назначенному сроку всё было готово.

- Как удалось согласовать все юридические вопросы для такого масштабного международного проекта?

- К моменту сдачи первой очереди вышло постановление Совета Министров о создании четырёх юридических лиц. На базе единого заказчика был создан ВО «Совинцентр» (коммерческое подразделение). Для эксплуатации этого центра было создано две юридических единицы – Гостиничный комплекс с ресторанами и Управление технической эксплуатацией. Руководителем ЦМТ был Лев Константинович Гарусов. Перед ним стоял ряд задач, которые предстояло решить. Предлагалось вынести Центр на соискание государственной премии, но это не удалось сделать, поскольку у нас не было должного уровня отношений с США.

- Центр международной торговли изначально проектировался и строился как комплекс «город в городе», что было уникальным явлением для страны на тот момент. Подобные комплексы начали активно появляться в Москве гораздо позже, в начале 2000-х годов. С чем бы Вы могли это связать?

- К моменту постройки Центра мы знали, что во многих странах-лидерах есть Центры международной торговли. Советский Союз направил запрос на создание проекта такого делового пространства, которое было бы приятно и доступно бизнесменам всего мира. Именно так и родился данный проект.

- Что лично для Вас ЦМТ?

- Для меня Центр был не объектом строительства, а вторым домом. В самом начале своего пути по карьерной лестнице, я не знал, где я смогу найти профессионалов, людей высококлассного уровня. Первое, и самое главное, что удалось сделать – это запрос в городские эксплуатирующие организации по вопросу сотрудничества и заключения с ними долгосрочного контракта для эксплуатации ЦМТ. Нам удалось закрыть ключевые вопросы по эксплуатации и обслуживанию лифтов, заключить договор к Мосэнерго. Именно с этого и началось дальнейшее развитие ЦМТ.


Материалы ЦМТ

3.151582612948
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001 - 2020 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика