29.12.2016

По итогам «Примаковских чтений» (Часть 3)

Первой дискуссией международной конференции «мозговых центров» «Кризис миропорядка: ответы экспертного сообщества», которая прошла в рамках Форума «Примаковские чтения», стало заседание «Тихоокеанская Азия – пространство сотрудничества или противоречий?». В мероприятии приняли участие ведущие эксперты в области международных отношений.

Шинго Ямагами - Генеральный директор Японского института международных отношений. Ранее - уполномоченный МИД Японии по вопросам политического планирования и безопасности, заместитель генерального директора Бюро по внешней политике МИД Японии.

«Уже в течение нескольких лет Китай был основным торговым партнёром Японии и, как вы знаете, с возобновлением наших дипломатических отношений в 1972 году, Китай являлся основным получателем японской экономической помощи. Китай был главным реципиентом прямых японских инвестиций, более 30 000 японских корпораций работают на материковой части Китая. Китайские эксперты неофициально признают, что без сотрудничества с Японией китайская экономика не достигла бы такого крупного масштаба и не получила бы такого развития».

«Если мы говорим о степени экономической взаимозависимости в Азиатско-Тихоокеанском регионе, то она действительно огромная. Модели  SLOC (морские линии связи) в Южно-Китайском море очень важны. И не только для таких стран, как Япония, но и для многих других. Что касается Японии, то 90% ее импорта нефти и более 60% природного газа проходит именно через это море, и то же самое происходит с другими поставками».

«Существует ли конфликт между США и Китаем? Как я уже сказал, Южно-Китайское море имеет важное значение для региональной и международной экономики, поэтому в интересах многих стран поддерживать это море открытым, свободным и мирным. Некоторые скажут, что Япония не приветствует подъем Китая. Я думаю, эти утверждения безосновательны, но мы хотим, чтобы этот рост был мирным и соответствующим общим правилам».

«Правда ли, что в Азиатско-Тихоокеанском регионе стереотипные взгляды национализма и милитаризма на подъеме? Это именно тот вопрос, который мне хотелось бы здесь поднять. Приведу пример - национальный бюджет обороны Японии увеличился в текущем финансовом году только на 0,8%, а военный бюджет Японии по-прежнему составляет менее 1% от ВВП. Кто скажет, что так ведет себя страна, занимающаяся перевооружением?» 

«Риторика, конечно, хороша, когда мы говорим о национализме. Новый президент Дональд Трамп заявляет, что снова сделает Америку великой. Китайский лидер Си Цзиньпин говорит о китайских мечтах. Но мы должны быть осторожными, потому что за этим стоит не только риторика, но и поступки и действия. Необходима большая осторожность при анализе ситуации по развитию ядерного вооружения на Корейском полуострове. И еще мы должны быть осторожными, глядя на шаги некоторых стран в отношении территориальных споров. Сегодня перед нами стоит основная задача - сохранить мир».

«Это время для смены режима. Сегодня настал момент, чтобы «закрутить гайки», если вы намерены обеспечить стабильность мирным способом. Ведь если Россия, Китай, Япония, Южная Корея и США объединят усилия, то они смогут многое сделать вместе в вопросах  потока мигрантов, товаров и капитала. Меня радует тот факт, что идут обсуждения ограничения экспорта угля из Северной Кореи в другие страны. Может быть, таким образом мы дадим понять Пхеньяну, насколько серьезно смотрим на этот вопрос (роста ядерного вооружения)».

Бобо Лои - независимый аналитик. Ранее он руководил программой по исследованию России и Китая в Центре европейских реформ (Великобритания), руководил программой по России и Евразии в Королевском институте международных отношений Chatham House. Участвует в программе Россия и СНГ Французского института международных отношений (IFRI).


 
«Я полагаю, что региональное стратегическое соперничество и напряжённость в Азиатско-Тихоокеанском регионе на самом деле более вероятны, чем экономическая интеграция, которая в принципе там гораздо менее развита, чем в Европе. Даже организация АСЕАН - скорее группа мелких государств, полагающих, что они сильнее вместе, а не по отдельности, чем модель интеграции».

«Больше не обязательно означает лучше. У нас есть множество региональных многосторонних структур в Азиатско-Тихоокеанском регионе: RCEP, ADB, AIIB, APEC и так далее - но проблема состоит здесь в том, что во многих из них интеграционные процессы лежат только на поверхности, а внутри мы видим конкурирующие юрисдикции, конкурирующие структуры. На мой взгляд, дело в том, что во многих из этих структур преобладает соперничество и конкуренция, а не интеграция».

«Существует еще много неразрешенных конфликтных ситуаций и, что особенно важно, не только между крупными державами, но и между более мелкими государствами. И эти конфликтные ситуации происходят на всех уровнях. Не менее важно, что в Азиатско-Тихоокеанском регионе существует множество различных концепций регионального порядка. А что такое порядок? На чьих правилах в итоге должен основываться порядок, и что это за правила, кто их устанавливает? Таким образом, существование различных концепций в Азиатско-Тихоокеанском регионе на самом деле создает тенденцию к усилению конфронтации».

«Президентство Трампа может, безусловно, принести изменения в Азиатско-Тихоокеанский регион. Полагаю, что существуют приблизительно четыре направления, которые следует учитывать. Во-первых, это вполне реальная возможность прогрессивного американского усиления безопасности в регионе. Во-вторых, весьма противоречивым является всё более неустойчивое поведение Вашингтона. Третье -  уверенность в своих силах союзников США. Например, таких стран, как Япония, работающих  больше сами по себе, а не полагающихся только на «зонтик» США. И четвертое – это текучесть альянсов и стратегических партнерств, то есть стратегические партнерства, существующие сегодня, вполне могут видоизмениться завтра. Я думаю, что этот факт, мы тоже должны учитывать».

«Возможно, что США и Китай могли бы достичь баланса интересов, но тут присутствует, конечно, много подводных камней. Я думаю, что победа Дональда Трампа имеет потенциально как позитивные, так и негативные последствия для американо-китайских отношений. Для того чтобы выглядеть относительно позитивно (с китайской точки зрения, во всяком случае), Соединенные Штаты должны стать более гибкими в проектировании геополитики и энергетической безопасности. Я также считаю, что мы, вероятно, увидим увеличение количества торговых споров; также могут возникнуть проблемы, если Соединенные Штаты будут планировать геоэкономическое, а не геополитического влияние в регионе».

«В таких странах, как Китай и Япония национализм всегда использовался больше как инструмент, чем как драйвер внешней политики. Основной вопрос – смогут ли правительства по-прежнему управлять национализмом. Например, насколько будет популярен управляемый национализм в Китае в случае значительного или устойчивого экономического спада?» 

Ян Чен – заместитель директора Центра по изучению России, Восточно-китайского педагогического университета (Китай). Работал в Министерстве иностранных дел Китайской народной республики и в китайском посольстве в Москве в качестве дипломата. После завершения дипломатической службы занимается научными исследованиями. Автор многих работ о внешней политике России. 



«На мой взгляд, Северная Корея представляет наибольшую экзистенциальную угрозу безопасности на Корейском полуострове, и я считаю, что нет никаких перспектив улучшения до тех пор, пока Ким Чен Ын находится у власти. Пока в Северной Корее остается не просто авторитарный, а тоталитарный режим, никакой перспективы решения не существует. То же самое можно сказать в адрес Китая, которому необходим переход к более стабильному и предсказуемому режиму, не обязательно демократическому, но стабильному и предсказуемому. Я думаю, что основное бремя должно лечь на Пекин, который может позиционировать себя как регионального лидера, другими словами, взять на себя часть бремени руководства регионом».

«Полагаю, что в долгосрочной перспективе мы должны рассматривать идею объединения Кореи. Никто не любит об этом говорить, но это один из возможных сценариев. Одна страна - две системы, хотя совершенно очевидно, что это очень труднореализуемо».

«Какова же роль России в Азиатско-Тихоокеанском регионе? Я думаю, что из-за нестабильности стратегической безопасности и изменчивой среды в Азиатско-Тихоокеанском регионе Россия обладает потенциалом, чтобы играть более активную роль, чем раньше. Но при этом, я думаю, что Москва должна умерить свои амбиции и цели  и признать ограничения российского влияния. В конечном счете, эффективное участие России в Азиатско-Тихоокеанском регионе зависит от трех факторов: один из них - это многовекторный подход, а не чрезмерный ориентир на китайско-русское партнерство. Второй – это необходимость сотрудничества России с Азиатско-Тихоокеанским регионом, но сотрудничество ради этих государств, а не в качестве составляющей российской глобальной стратегии. И, наконец, Россия в состоянии позиционировать себя как хорошего «регионального гражданина», а не поддерживать иллюзию стратегических сил.

«Возможен ли баланс интересов между США и Китаем? Я думаю, что волнообразный характер отношений будет сохраняться и впредь, поэтому, в зависимости от характера вопросов, интересы государств будут как совпадать, так и расходиться».

«Я думаю, что национализм и милитаризм являются скорее следствиями реальных проблем в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а именно отсутствия доверия и неспособности сформулировать стратегические ценности. Также  некоторые страны считают, что ценности им навязывают из-за рубежа, а они не готовы их принять».

«Mозговые центры будут продолжать играть важную роль, поскольку сочетание интересов и основных ценностей между государствами возможно только на основе компромисса, поэтому национализм неправильно считать единственным злом. Мы полагаем, что, например, китайский национализм связан с истоками или великой историей Китая». 

«Пхеньян не должен иметь ядерное оружие, тем не менее, в настоящее время, оно становится инструментом политического торга для Северной Кореи. Первоочередная задача окружающих государств - не допустить развитие ядерной программы Северной Кореи и добиваться ее разоружения».



Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12 • servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика