26.12.2016

По итогам «Примаковских чтений» (Часть 2)

Вольфганг Ишингер – немецкий дипломат, председатель Мюнхенской конференции по вопросам безопасности с 2008 года. Бывший заместитель министра иностранных дел с 1998 по 2001 гг., бывший посол Германии в США с 2001 по 2006 гг. Ведущий немецкий эксперт в мировой политике.



«Глобальное управление, так или иначе, разрушилось. Когда вы в последний раз видели, чтобы Совет Безопасности ООН был способен погасить конфликт или принять эффективные решения по вопросам войны и мира? Доверие между Россией и Западом дошли до нижней точки, основные международные правила находятся под угрозой. А о чьих правилах вообще мы сегодня говорим? О западных? О китайских? Или все устанавливают свои собственные правила? Получается, что наша идея создания незыблемых правил, лежащих в основе национальных систем, рушится. Для кибер-мира нет никаких правил».

«Для европейцев, немцев, например, все составляющие нашей стабильности в настоящее время под вопросом. Будет ли дальше развиваться Европейская интеграция? Будет ли идея социальной рыночной экономики, классическая социальная модель, вытеснена другими моделями? А что же будет происходить с тем фактом, что Соединенные Штаты являются определенной силой в Европе? Ведь все эти процессы развивались в течение 70 лет… Получается, что этот этап закончился».

«Совершенно очевидна коллективная неспособность и русских, и западников преодолеть огромный разрыв в наших подходах. Я слушаю вас, русских, и вы говорите мне о том, что вы поддерживаете стабильность на Ближнем Востоке, и вы в этом уверены. А мы в Берлине, и в Брюсселе, и в других регионах и, конечно, в Вашингтоне думаем о России как о тех, кто ведет бомбардировки мирных жителей в Алеппо и уничтожает больницы. И я даже не могу себе представить, насколько мы далеки от истины в оценках друг от друга. Это только составная часть наших общих проблем. Если мы не сможем действовать сообща, а также восстановить доверие, которое всегда являлось и является основной валютой международного сотрудничества, думаю, мы будем постоянно иметь очень серьезные и масштабные международные проблемы».

«За последние годы у нас ни разу не было значимой российско-американской встречи на высшем уровне. Думаю, что это было бы абсолютно в интересах Европы. Откровенно говоря, я не боюсь, что Дональд Трамп сблизится с Владимиром Путиным или наоборот. Однако возобновлению таких американо-российских саммитов должна предшествовать четкая позиция смягчения от новой администрации США… Новый виток российско-американских отношений мог бы объединить нас, чтобы пусть не быстро, но решить и проблемы в Украине и, надеюсь, закончить ужасную войну в Сирии».

Ричард Саква – профессор российской и европейской политики в Университете Кента в Кентербери и ассоциированный научный сотрудник в Королевском институте международных отношений (Chatham House). Его последняя книга - «Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands (2016)». В настоящее время Ричард Саква работает над книгой «Russia against the Rest: Problematizing the New Cold War».



«Во внешней политике у нас есть гораздо больше вопросов, чем Русский, а во внутренней - гораздо больше, чем отдельный вопрос о том, кто будет у власти, Клинтон или Трамп. Мы должны думать о решении системного вопроса, в котором за последние 25-30 лет произошел явный сбой. Я говорю об установлении режима взаимного примирения относительно выбора языка взаимодействия, а также создания институтов сотрудничества. Сегодня у нас нет таких институтов».

«У России была идея присоединиться к историческому Западу и, присоединившись, даже стать больше Запада. Эту идею предлагал Горбачев, эту идею предлагал Ельцин, а теперь - Путин, и я уверен, что она останется на повестке дня до тех пор, пока, наконец, не будет реализована в той или иной форме. Идея заключается в том, что присоединение России к историческому Западу изменило бы всех путем выстраивания диалога. Ведь диалог означает, что все участвующие в нем стороны должны измениться по отношению друг к другу, они начинают меняться при взаимодействии. Это стремление к диалогу было заложено в конце холодной войны, но оно до сих пор не реализовано».

«Есть веские причины не реализовывать идею трансформации или образования расширенного европейского сообщества. Конечно, тут присутствует страх нормативного «разбавления» западной части общества, институциональной непоследовательности, а также страх ослабления американского руководства. Существует мнение, что какое либо объединение с Россией вызовет формирование некоего нового сообщества на европейском континенте. Горбачев называл его «общеевропейский дом», сегодня это идея «Большой Европы», вместо которой у нас по-прежнему есть «Европейский союз», который утверждает, что является единственной значительной интеграционной силой в Европе после окончания холодной войны».

«На самом простом уровне, в «начальном курсе» политики Вам скажут, что если позволять военному альянсу подойти к границам страны, то страна, очевидно, ответит тем или иным способом. Это сильный, хотя и упрощенный аргумент. С другой стороны, есть либеральный интернационализм - миропорядок, основанный на правилах и спонсируемый Штатами со Второй мировой войны. Это порядок привнес огромное общественное благо в виде мира и развития. И правда же, некоторые из вас видели статью Роберта Газанзара в International Times несколько недель назад, в которой он утверждает, что США представляли собой необычную силу, так как их политика не укладывалась в стандартные рамки внешней политики страны, а скорее стремилась к поддержанию стабильности доминирующей системы в которой она – сердце».

«В структурном плане, очевидно, что мы (европейцы) вступили в стадию, идущую гораздо дальше, чем просто новая холодная война, а в стадию уже меняющую характер самой международной структуры. С одной стороны, существует система альянса-гегемона, либеральный интернациональный порядок, традиционно называемый «Западом». У него есть свои дисциплинарные механизмы, и с окончания холодной войны эта доминирующая система радикализовалась в идеологическом, военном и других уровнях, потому что без конкурента ее притязания стали больше ее самой, и это очень опасное несоответствие».

Мэтью Барроуз – Директор центра прогнозирования Атлантического совета. В 2013 году вышел в отставку после 28-летней карьеры в ЦРУ и Госдепартаменте,  последние 10 лет работал в Национальном совете по разведке США, где руководил подготовкой докладов «Глобальные тренды». 



«На мой взгляд, в настоящее время существует три ревизионистские силы, отсутствие якоря стабильности, постоянный источник нестабильности, исходящий с Ближнего Востока и вливающийся в международную систему. Когда я говорю про три ревизионистские силы, я имею в виду США, Китай и Россию. И теперь я думаю, что США в настоящее время ревизионируют свою же конструкцию международной системы, которая внезапно кристаллизировалась с президентством Трампа, и это уже долгосрочный тренд. Отчасти состоявшиеся выборы  -  это протест против глобализации, поэтому те районы США, которые пострадали от нее, поддерживали Трампа больше всего. Это также результат неудач в Ираке и Афганистане».

«Убежден, что Трамп способен кристаллизовать остальной мир вокруг США, и что теперь США действительно собираются быть великой державой, преследуя, естественно, свои интересы».

«Самая большая угроза, на мой взгляд, кроется в китайско-американских отношениях. Китай является именно тем Франкенштейном, которого в некотором смысле создали Соединённые штаты как крупнейшего бенефициара глобализации». 

«У нас появился шанс, потому что Дональд Трамп смотрит на мир через экономическую линзу, и для России выгодно, чтобы Китай представлял собой большую экономическую силу. Сегодня у нас есть возможность открыть канал взаимодействия, ухудшившийся за последние 15-20 лет. Но проблема состоит в том, что большая часть американской элиты настроена антироссийски. Это факт. Поэтому вопрос, насколько в действительности Трамп сможет развивать отношения с Кремлем и ослабить существующую напряженность, остается открытым».

«Вы видите негативные силы на негосударственном уровне Ближнего Востока, и этот процесс будет продолжаться. Мы говорили вчера о том, что пик еще не достигнут, и нужно еще многое преодолеть. Конечно, был бы возможен альянс США и России или США, Европы и России в решении данной проблемы, но я не вижу сегодня никакой силы, которая хотела бы заниматься этим, управлять и инвестировать так, как этого требует ситуация. Этот регион не должен стать еще одной Боснией. Ни у кого нет необходимых ресурсов для вложения в Ближний Восток, включая Китай, считающий Ближний Восток кладбищем империй, не желающий вступать туда».


Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12 • servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика