15.09.2017

Как делать бизнес на Дальнем Востоке?

Формирование новой технологической реальности с помощью внедрения цифровых технологий является серьезным вызовом таким регионам как Дальний Восток. С одной стороны, ДФО находится в непосредственной близости со странами азиатско-тихоокеанского региона, лидирующими в области цифровой экономики и имеет возможность, как считается, быстрее других регионов страны привлечь новые технологические решения и развить цифровые компетенции. С другой стороны, ряд регионов Дальнего Востока не имеет элементарной цифровой инфраструктуры. По исследованиям, проводимым ПАО «Ростелеком», для Дальнего Востока, решение проблемы обеспечения сетями Дальнего Востока, имеющего крайне низкий показатель населения на 1 кв. км, является крайне сложным процессом. Необходимость цифровизации региона явилась одной из обсуждаемых составляющих на ВЭФ-2017.

Бизнес на Дальнем Востоке_Аналитика

Эксперты Центра международной торговли, в свою очередь, составили график, отражающий трехлетнюю динамику долей продаж рынка электронной коммерции в общем объёме оборота розничной торговли  по различным регионам. Представленный ниже график свидетельствует о том, что лидирующую позицию по объему электронной торговли занимает Тверская область с показателем в 7,4%. Показатель Новосибирской области, занимающей второе место, составляет уже 4,6%. В 2016 году основной прирост зафиксирован в Московской области (+2%) и в Тверской области (+0,7%), а в целом по ЦФО рост составил 0,4%. В Дальневосточном округе доля электронной коммерции составила в 2016 году 0,6% от общего оборота торговли с ростом в 0,1%. В Амурской области доля Интернет-торговли составила 0,1%, в Приморском крае - 0,6%. В республике Саха (Якутия), Еврейской АО, Камчатском крае достаточных для статистики данных не зафиксировано.

Бизнес на Дальнем Востоке_Аналитика

Представленные данные по электронной коммерции говорят о низком или практически отсутствующем уровне цифровизации Дальнего востока. В каких секторах цифровой кластер на Дальнем Востоке может быть конкурентным, и какие партнеры нужны для его создания? Что может сделать государство, чтобы предоставить населению качественные электронные услуги и сделать работу органов управления эффективнее? Как расширить цифровой и офлайн-ритейл, как применить лучшие практики Японии, Кореи и Китая? Эти и другие вопросы вошли в повестку ВЭФ-2017.

В обсуждении развития цифровой экономики в ДФО приняли участие представители власти и бизнеса, непосредственно занимающиеся проблемой развития региона: Сергей Калугин, заместитель министра связи и массовых коммуникаций, РФ, Елена Горчакова, советник министра РФ по развитию Дальнего Востока, Дмитрий Земцов, проректор ФГАО УВО «Дальневосточный федеральный университет» (ДВФУ), Юн Йонглок,  президент национального агентства по продвижению ИТ-индустрии (NIPA), Дитрих Мёллер, президент по России и Центральной Азии Siemens AG, Михаил Осеевский, президент ПАО «Ростелеком», Роман Поволоцкий, координатор программы «Кибер Россия», Тигран Погосян, старший вице-президент по России ООО «ЗТИ-Связьтехнологии», Дмитрий Руденко, президент ПАО «Почта Банк», а также Дмитрий Алексеев, генеральный директор DNS, Андрей Левыкин, директор дальневосточного филиала ПАО «МегаФон»,  Сергей Сорокин, генеральный директор ООО «Интеллоджик», Ким Хенсук, президент подразделения Visual Display Business Samsung Co и другие участники рынка.

По мнению Сергея Калугина, Дальневосточный регион по-прежнему остается ориентированным на сырьевые ресурсы. По уровню развития цифровой экономики, по его словам, Россия отстаёт в 3-4 раза от уровня развитых в этой области стран или, по подсчетам, на 5-8 лет. Говоря о новом экономическом укладе 4.0, надо понимать, что наша страна пока ещё не до конца отработала уклад 3.0, поэтому говорить об Индустрии 4.0 пока рано. В качестве примера Калугин приводит Германию, где из 100 станков  90% оборудованы системой числового программного управления (ЧПУ), а в России этот показатель порядка 10%. На 10 тыс. работающих в Южной Корее приходится 500 роботов, в Японии и Германии - порядка 350 роботов на 10 тыс. человек. А в России эта цифра меньше 10. Переход к укладу 4.0 подразумевает серьезную перестройку промышленного производства. Мировой рынок инжиниринга стремительно растет (порядка 30% в год) и составляет на сегодняшний день порядка 150 млрд долл. и к 2020 году может достигнуть 1 трлн долларов. По словам Сергея Калугина, сегодня основой системы цифрового предприятия в России является система PLM (программные средства по управлению жизненным циклом изделия), разработчиком которой является Siemens. Большинство высокотехнологичной и конкурентоспособной на мировом рынке российской продукции (космос и пр.) сегодня работает именно на этих системах. Но основной вопрос – как создавать такие цифровые платформы и кто именно будет их создавать в России? Пока это большой  вопрос, поскольку на сегодняшний день в стране крайне мало компаний, занимающихся технологиями. Равнозначен по важности вопрос цифрового суверенитета, поскольку подключение к Интернету всех основных систем производства или жизнеобеспечения должно быть гарантированно защищено.

По словам Елены Горчаковой, особенно актуальны вопросы инфраструктуры. Речь не может идти о цифровой экономике, когда ряд регионов не имеет Интернета. Очевидно, что финансирование подобных проектов может быть только бюджетным, и такие программы на сегодняшний день предусмотрены государством. Большим преимуществом могло бы стать, по мнению Горчаковой, создание единой инфраструктурной компании для координации и развития информационных и цифровых систем в регионе. По словам Михаила Осеевского, финансирование не может и не должно быть исключительно государственным. Часть проектов должна реализовываться при поддержке государства, а часть - силами частного бизнеса. Модельные расчеты могут меняться в зависимости от реализации крупных проектов на различных территориях. Тигран Погосян привел в своем выступлении количественный показатель всех созданных за 20 лет в России базовых станций – это 60 тысяч станций. В Китае, например, только за один год было создано 140 тыс 4G станций. Но, по его мнению, чтобы успешно развиваться, совершенно не нужно обгонять лидеров. Достаточно, оставаясь на своем уровне, консолидировать усилия игроков рынка и в нужный момент сделать существенный рывок вперед.

По мнению Дитриха Мёллера, цифровизация,  при всей ее актуальности, не должна быть целью ради цели. Целью должно быть повышение производительности труда и роста качества. Примерами могут послужить такие успешные проекты, как Uber, как Amazon. Российский пример качества – это «Сапсан» (РЖД совместно с Siemens), оборудованный высокотехнологичными цифровыми технологиями, как в плане контроля технического состояния, так и в плане соблюдения графика движения. Siemens готов и дальше поставлять российской промышленности технологию PLM, которая также успешно используется в мире лидерами автомобилестроения, судостроения и многих других отраслей. Использование технологии PLM на Дальнем востоке позволит управлять обширной инфраструктурой, управлять городами, электростанциями, электросетями, медициной и существенно повысить конкурентоспособность российских предприятий на глобальном уровне. Дмитрий Руденко, как представитель банковской сферы считает, что желание внедрить технологию блокчейн в банковскую систему является неоднозначным решением. Во-первых, для этого необходим доступ пользователей к цифровым устройствам, что на сегодняшний день возможно не для граждан. Во-вторых, введение и наличие цифровой подписи может ставиться под сомнение судебными органами при возникновении конфликтных ситуаций, связанных, например, с кредитами. Руденко, считает, что на сегодняшний день гораздо более важное применение блокчейн может быть в сфере нотариата, медицины, других областей, но не банкинга. По мнению Юнг Джен Ло, сегодня «…мы живем на другой планете» и цифровые технологии являются революционными для всего мира. Промышленность уже не может сегодня развиваться такими же быстрыми темпами, как раньше. В последние пять лет корейское правительство направляет свои усилия на развитие новых технологий. Например, торговый профицит Кореи составляет 50 млрд долларов, а доходы от цифровых технологий - 100 млрд долларов (это облачные технологии, большие данные, мобильные технологии). По его мнению, самым правильный способом для максимального повышения эффективности производства является объединение  традиционных технологий с цифровыми. 

Участники дискуссии пришли к единому мнению, что усилиями отдельно взятой компании или только государства проблему цифровизации в ДФО не решить. Единственным правильным выбором сегодня может быть консолидация усилий всех игроков рынка, государства, образовательных учреждений, а также применение наилучшего опыта коллег из АТР для поэтапного развития.


3.151516686755
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика