07.02.2018

Глобальная конкуренция: взаимодействие России и стран Азиатско-тихоокеанского региона

В своей статье «ХХV саммит АТЭС в Дананге: вместе к процветанию и гармоничному развитию» Президент Владимир Путин говорит о заинтересованности России, обладающей обширными дальневосточными территориями, в успешном будущем азиатско-тихоокеанского региона и необходимости экономической интеграции на основе универсальных правил ВТО. За истекшие пять лет доля экономик стран региона во внешней торговле России возросла с 23 до 31%. По словам Президента России, недавно завершились переговоры по Соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем, идут переговоры с Сингапуром, прорабатывается возможность заключения соглашения о свободной торговле с АСЕАН. 

Проект создания зоны свободной торговли АТЭС, который поддерживает Россия, должен реализовываться с учетом опыта ключевых интеграционных форматов АТР и Евразии, особенностей функционирования ЕАЭС. Реализация перспективного для ряда стран проекта Большого Евразийского партнерства (на базе ЕАЭС) и реализация китайской инициативы «Один пояс - один путь» направлена на комплексное развитие транспортной, телекоммуникационной и энергетической инфраструктуры. Развитие Дальнего Востока является национальным приоритетом XXI века. Владимир Путин заявил: «Сегодня Россия активно модернизирует морские и воздушные порты на Дальнем Востоке, развивает трансконтинентальные ж/д маршруты, строит новые газо- и нефтепроводы. Мы настроены на реализацию двусторонних и многосторонних инфраструктурных проектов, которые свяжут наши экономики и рынки». Проект предполагает строительство  энергетического кольца, которое объединит Россию, Китай, Японию и Республику Корея, а также транспортного перехода между Сахалином и Хоккайдо.


Основным торговым партнёром России продолжает оставаться Китай. Торговый оборот двух стран стабилизировался в 2016 году, а по результатам первого полугодия 2017 года показал рост на 38,4%. Товарооборот России и Китая за пошлый год составил 75,5 млрд долларов. В нем лидировали группы «минеральные продукты» (32%) и «машины, оборудование и аппаратура» (30%). Основными драйверами будущего роста сотрудничества являются инвестиции, научно-техническое и инновационное взаимодействие, промышленная кооперация, ИКТ, услуги, сельское хозяйство. На втором месте по показателям товарооборота с Россией – Япония. Для модернизации отечественной промышленности большой интерес представляет импорт промышленной продукции и технологий (в машиностроении, нефтеперерабатывающей и химической отраслях), а также привлечение ПИИ в реальный сектор экономики. Товарооборот с Японией в 2017 году составил 16,5 млрд долл. Основные торговые группы - «минеральные продукты» (45%) и «транспорт» (20%). Однако более эффективное развитие сотрудничества сдерживают ограничения, связанные с санкциями против России. Ключевым партнером России в ЮВА является Вьетнам, товарооборот с которым в 2017 году достиг 4,7 млрд долларов, поскольку соглашение о свободной торговле между ЕАЭС и Вьетнамом открыло новые возможности для российского экспорта.


Постоянно растущий спрос на энергоресурсы дает основание предполагать дальнейшее расширение российского экспорта в страны АТР. При этом Минэкономразвития прогнозирует, что к 2020 году российские экспортеры смогут на 30% увеличить объем несырьевого экспорта в Китай, Индию, Вьетнам, Индонезию, Таиланд, Сингапур, Тайвань и Малайзию. Основные позиции потенциального роста российского экспорта в регион – это авиатехника, черные металлы, продукция нефтепереработки, военная техника, высокотехнологичная гражданская продукция, оборудование для АЭС, удобрения, пшеница и др. Россия занимает лидирующие экспортные позиции в мире по зерну, растительному маслу, рыбе и другим товарам и имеет достаточный потенциал для того, чтобы стать ведущим поставщиком в страны АТР. Для реализации данной задачи  принимается большое количество мер по увеличению российского сельскохозяйственного производства и повышению его продуктивности. Однако ключевыми вопросами для мирового сообщества являются векторы дальнейшего экономического развития азиатско-тихоокеанского региона: что ждет АТР, экономическая интеграция или рост конфликтности? Как будут дальше развиваться отношения КНР и США? Среди серьезнейших проблем региона – ситуация с политическими амбициями Северной Кореи, являющейся одним из сложнейших вызовов  АТР. Данный вызов ставит под угрозу реализацию всех торгово-экономических планов участников рынка.

В мире происходит трансформация экономической конъюнктуры: темпы роста в странах Азиатско-Тихоокеанского региона замедляются,  развивающиеся рынки, являвшиеся  в течение последних двух десятилетий основными двигателями мирового экономического роста, теряют свои главные преимущества, связанные с дешевой рабочей силой. Новое состояние мировой экономики характеризуется выравниванием темпов роста развивающихся и развитых стран. В то же самое время новые цифровые технологии формируют новые рынки и трансформируют уже существующие отрасли экономики, меняя мировую торговую архитектуру и заставляя ключевых мировых игроков искать новые форматы развития экономики и торговли.


Азия - это далеко не единый регион, она разнообразна как по национальным особенностям, так и в плане конкурентоспособности тоже. Фактически, АТР - это 63 разные страны. Обсуждению актуальной ситуации в регионе была посвящена отдельная дискуссия «Глобальная конкуренция: азиатский вызов», состоявшаяся на полях Гайдаровского форума-2018. По мнению Артуро Бриса, директора всемирного центра конкурентоспособности IMD, некоторые экономики такие, например, как Малайзия и Гонконг, безусловно, конкурентоспособны в перспективе, а некоторые сильно отстают, например, Индонезия или Филиппины. По его мнению, Япония и Таиланд занимают строки где-то посередине. Если на Ближнем Востоке одним из объединяющих факторов, например, является арабский язык, то в азиатском регионе общего языка нет. Нет также и общей валюты как объединяющего фактора. На первый план выходит скорее не сотрудничество, а конкуренция. Серьезную проблему в регионе представляет общий для всех стран вопрос повышения производительности труда. При этом каждая страна вносит свои особенности в общее развитие. Например, главным экспортером инновационных продуктов в Азии является Таиланд. Китай, в свою очередь, много инвестирует в инфраструктуру. Соответственно, те страны, которые не делали инвестиций в инфраструктуру, столкнулись с проблемой, от которой будет зависеть их конкурентоспособность в будущем.


Для всего региона два фактора потенциального развития являются общими - образование и поиск талантов. В Китае набирает силу развитие образования, что приобретает особое значение на пороге глобальной цифровизации. Сегодня страна находится на передовом крае технологического прогресса в ключевых отраслях цифровой экономики, а по прикладным разработкам опережает США. С помощью дерегулирования экономики Китай смог создать возможности для новых предприятий. Снижение себестоимости производства, бум потребления, новая волна урбанизации, новый либерализм сделали Китай бесспорным лидером региона с общим ВВП в 19 трлн долл. США в год. Часто возникает вопрос: будет ли Китай доминировать в XXI веке? Джонатан Фенби, председатель по китайским исследованиям TS Lombard, считает, что поскольку мы живем во фрагментированном мире, доминировать в нем не может никто. В Китае произошла серьезная эволюция, имеющая последствия как на внутреннем, так и на международном уровне. По его мнению, Компартия Китая, играющая первоопределяющую роль в развитии страны, ослабила центральное управление в регионах и консолидировала внешнюю политику. Во внутренней политике Китая также произошли существенные изменения: страна начал справляться со всеми внутренними проблемами и в настоящее время предлагает разным странам сделки, не навязывая обязательные правила. Китай играет особую роль в глобальной экономической политике и останется важным игроком на международной арене. Однако в реальности существуют и ряд негативных факторов, напрямую влияющих на конкурентоспособность. Поэтому пока Китай не имеет такого большого веса в мире, как полагают многие исследователи.

С мнением Джонатана Фенби соглашается и другой ученый - Франк Пик, профессор современных китайских исследований Лейденского университета. По мнению Пика, роль Китая сильно преувеличена, и он не сможет доминировать в XXI веке, поскольку в сегодняшнем изменившемся мире нет доминирующих стран, мир многополярен, и роль Китая сильно ограничена территориальными вопросами. Пик подчеркивает, что мнение о доминирующей роли Компартии Китая также преувеличена: правительство и партия не едины в своей политике, ведущее положение в мире занимают крупные китайский компании, а не регулирующие органы. Несмотря на существующие глобальные амбиции, на последнем съезде Компартии Китая главным постулатом было высказывание о том, что основные страны в мире должны следовать законам дипломатии. По мнению профессора Сян Бина, основателя высшей школы бизнеса Cheung Kong, на практике Китай является «самой капиталистической страной, а КПК - скорее партия конфуцианского толка, а не коммунистического». 70% ВВП страны генерируется за счет частного сектора, что является классической схемой капитализма. Недостаточная же конкурентоспособность финансового сектора Китая на мировом рынке объясняется центральной монополией – отсутствием свободного фондового рынка. Если бы монополии не существовало, китайские банки уже могли стать ведущими в мире.

Самые низкие темпы роста в регионе показывает Япония. Причинами служат как внутренние факторы (старение населения), так и объективные: переход к постиндустриальной модели развития и утрата конкурентоспособности в традиционных высокотехнологичных отраслях. Выходом из сложившейся ситуации могут стать  предлагаемые Японией системные решения проблем стран АТР: идеи инклюзивного роста за счет крупных инвестиций, создание азиатской инфраструктуры. Япония оказывает помощь странам региона через фонды Азиатского банка развития.  Развитие стран АТР идет гораздо более быстрыми темпами, чем предполагалось. Появляются и другие лидеры. Эксперты сходятся в оптимистичном прогнозе для региона в целом, при этом его будущее, экономическая и политическая связанность во многом зависят от взаимодействия самих стран АТР. На сегодняшний день есть все признаки того, что всё большая часть политики делегируется на региональный уровень (БРИКС и развитые страны). Отсутствие координации между региональными группировками, отсутствие единых платформ для региональных банков развития создают определенные риски.

Сегодняшние процессы интеграции России, проекты развития Дальнего Востока, сотрудничество с государствами ЕАЭС, развитие транспортных коридоров с Европой по российским территориям,  интересны всем участникам Азиатско-тихоокеанского региона. Какова будет роль России в этой конкуренции, и как она сможет ответить на азиатский вызов? По мнению ряда экспертов, дружественная позиция России и активная торгово-экономическая политика в АТР принесет ожидаемые результаты, однако для этого требуется определённое время. АСЕАН, союз государств на пересечении многих региональных пространств, очень важен для России как регион. При этом необходимо определить, что является приоритетным:  интеграция по странам или интеграция со всей группировкой АСЕАН. Благоприятными факторами для сотрудничества является конкурентная борьба Китая, Японии и Кореи за лидерство на российском рынке, а также перспектива реализации проекта «Шелковый путь».


3.151519466902
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика