23.11.2016

Есть ли у Транс-тихоокеанского партнерства будущее без США?

21 ноября Президент США Дональд Трамп сделал ряд политических заявлений, которые он намерен реализовать сразу после инаугурации 20 января 2017 года. Одно из заявлений, о котором сегодня говорит весь мир - это выход США из соглашения о Транс-тихоокеанском партнерстве (Trans Pacific Partnership). По мнению Трампа, необходимо активно вести торговые переговоры и заключать двухсторонние торговые сделки, а соглашение, подобное ТТП, является потенциальной катастрофой для США.  Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, сразу же заявил, что "...Транс-тихоокеанское партнерство не будет иметь смысла без участия США".



4 февраля 2016 года в Окленде (Новая Зеландия) было подписано соглашение о формировании Транс-тихоокеанского партнерства или Транс-тихоокеанской зоны свободной торговли, которое является  самым масштабным торговым объединением со времен создания ВТО. Это соглашение о партнерстве между США и 11 странами по всему Тихоокеанского региону: Японией, Вьетнамом, Брунеем, Новой Зеландией, Малайзией, Сингапуром, Австралией, Чили, Перу, а также Канадой и Мексикой.

Стоит подчеркнуть, что  Транс-тихоокеанское партнерство не включает Китай, так как одной из целей данного соглашения являлась своего рода экономическая изоляция Китая, хотя очевидно, что это, в свою очередь, предполагает ответные меры со стороны КНР в случае ратификации документа.

Администрация США прилагала все силы, чтобы обеспечить ратификацию соглашения до своего ухода, однако эта процедура в обеих палатах конгресса – длительный процесс, и поэтому ТТП может вступить в силу не ранее чем через 2 года.

ТТП является определенным «спутником» соглашения о Трансатлантическом торгово-инвестиционном сотрудничестве (TTIP) между Соединенными Штатами и Европейским Союзом. По своей сути Транс-Тихоокеанское партнерство является так называемой ЗСТ++ (зоной свободной торговли – плюс – плюс). То есть помимо вопросов тарифного и нетарифного регулирования, технических стандартов, инвестиций, миграционного режима, происходит более глубокая интеграция, охватывающая таможенное администрирование, комплексное содействие внутренней торговле, отраслевые соглашения, санитарные и фитосанитарные меры, финансовые и банковские услуги, телекоммуникации, регулирование сектора МСП вплоть до оценки регулирующего воздействия и разрешения споров. То есть ТПП – это не просто соглашение об очередной зоне свободной торговли, которых сегодня существует в мире уже более 400, а соглашение о более глубокой взаимной интеграции, как по охвату, так и по глубине взаимных преференций.

История вопроса такова: в 2005 году четыре страны, объединенные соглашением о Транс-Тихоокеанском стратегическом экономическом партнерстве (TPSEP или Р4), - Бруней, Чили, Новая Зеландия и Сингапур - решили, что к 2006 году снижение тарифов между странами-членами должно составить 90%, а к 2015 году все торговые тарифы должны быть обнулены. С 2008 года еще 8 стран выразили заинтересованность в присоединении к TPSEP и начали переговоры о создании Транс-тихоокеанского партнерства, призванного способствовать экономическому росту, созданию новых рабочих мест, повышению производительности труда и конкурентоспособности.

Фактически общая зона охвата Транс-Тихоокеанского партнерства объединяет одну треть мировой торговли с общим оборотом в 7 трлн долларов и более 800 млн потребителей. В случае подписания TТП эксперты говорят о приросте 25% мирового экспорта, 30% мирового ВВП вместе. Планируется, что партнерство организует свое собственное агентство по разрешению споров, а также систему специальных защитных мер. Принцип действия агентства будет аналогичен ВТО, правила не противоречат правилам ВТО внутри зоны соглашения, однако для стран за пределами партнерства условия торговли могут существенно отличаться. Деловые круги предложили, чтобы соглашение по TTП охватывало санитарные и фитосанитарные меры, технические барьеры в торговле, торговлю услугами, интеллектуальную собственность, госзакупки, а также определяло политику в области конкуренции. Принятие соглашения предполагает устранение более 18 тысяч тарифов, ускорение таможенных процедур, а также дополнительную конфиденциальность и защиту потребителей для онлайновых транзакций, что особенно выгодно для малого бизнеса.



Важнейшим показателем интеграции стран является внутренняя торговля между участниками объединения по отношению к внешней торговле. Сравнение доли «внутриблоковой» торговли членов ТТП с показателями других крупных торгово-экономических союзов и ассоциаций, говорит о том, что страны ТТП, также как НАФТА и ЕС, в большей степени ориентированы на торговлю внутри блока, в то время как страны МЕРКОСУР, АСЕАН, ЕАЭС поставляют свои товары большей частью на внешние рынки. 
 
После 19 раундов переговоров Соглашение должно быть ратифицировано  в Конгрессе США, а параллельно должны быть достигнуты соглашения в области интеллектуальной собственности, услуг и инвестиций. По данным Wikileaks сегодня по одной только интеллектуальной собственности существует 19 нерешённых разногласий. Самым большим дезорганизующим фактором ТТП является то, что все 12 стран пытаются держать все «за закрытыми дверями». Такое отсутствие прозрачности затрудняет планирование своей деятельности для заинтересованных сторон, а также затрудняет деятельность экспертов в оценке последствий заключения ТТР.
 
Премьер-министр России Дмитрий Медведев, критикуя ТТР заявил, что "…в настоящее время посягают на ВТО", и это может привести к "разрушению мировой торговли." Большинство стран-участниц ТТП являются членами ВТО. С одной стороны, создание ТТП не противоречит правилам ВТО, хотя и создает для стран-участниц более благоприятные условия торговли по сравнению с третьими странами (региональные торговые объединения являются изъятием из Режима наибольшего благоприятствования - основного принципа ВТО). В соответствии со статьей XXIV ГАТТ-1994, правила ВТО разрешают странам-участницам региональных экономических группировок не распространять на другие страны льготы и преимущества на основе РНБ, которые они предоставляют друг другу, а также создавать зоны свободной торговли и таможенные союзы. Спорные вопросы относительно противоречий положений Транс-тихоокеанского партнерства правилам ВТО могут быть рассмотрены в Органе разрешения споров ВТО. С другой стороны, когда создается региональное объединение, которое охватывает 40% мировой торговли, и параллельно идет процесс формирования такого масштабного по объему объединения как Трансатлантическое торгово-инвестиционное сотрудничество, сам смысл Всемирной торговой организации как таковой начинает теряться. 

Крупнейшими выгодоприобретателями эксперты называют США, Вьетнам и Малайзию. ВВП Вьетнама и Малайзии в следующие десять лет предположительно увеличится на 10% и 5%, соответственно. Отчасти потому, что продукция вьетнамского производства (текстиль, одежда и обувь) будет иметь доступ к рынку США, реальная заработная плата неквалифицированных и квалифицированных рабочих может увеличиться на 0,4% и 0,6%, соответственно. Предприятия Малайзии получат доступ  к четырем новым рынкам: США, Канаде, Мексике и Перу. В США дополнительно сформируются 180 тыс. рабочих мест, и  рост импорта увеличится на 1.1%, а экспорта – на 1%. Очевидно, что для стран-участниц соглашение будет способствовать укреплению торговых отношений и согласованию правил, снизит торговые издержки с другими странами, участвующими в партнерстве.

Для России Транс-тихоокеанское партнерство представляет меньшую угрозу, чем Трансатлантическое торгово-инвестиционное сотрудничество (TTIP). При этом, для азиатских стран, которые хотят быть частью ТТП,  даже небольшое 2-3% снижение таможенных пошлин на импорт поставит Россию, не являющуюся участником соглашения и не имеющую таких преференций, после ее конкурентов. В числе участников ТТП - стратегические торговые партнеры России, а также участник Зоны свободной торговли ЕАЭС – Вьетнам, поэтому реализация положений соглашения ТТП имеет определённое значение для России.

Серьезным вызовом ТТП выглядит с точки зрения борьбы нашего экспорта за рынок Малайзии, где в настоящее время действует высокая пошлина на импорт проволоки из рафинированной меди — 25%. В настоящее время Россия поставляет 18% импорта медной проволоки Малайзии, конкурируя среди стран ТТП лишь с Японией, занимающей 6%, которая может вытеснить российских экспортеров на данном рынке при обнулении пошлины. Также Россия обеспечивает 30% малайзийского импорта «прочих минеральных и химических удобрений», на которые действует пошлина в 5%. На этом рынке Россия конкурирует с Канадой, занимающей в импорте Малайзии 52%, доли других стран ТТП пока составляют менее 1%, однако после образования Зоны свободной торговли картина может измениться. 

Аналитики считают, что количество «рискованных» позиций среди крупнейших статей российского экспорта - не более 10. При этом есть товары, которые страны ТТП не производят и не поставляют на потенциальный рынок союза. Например, страны соглашения не поставляют в Канаду платину и палладий, в Чили не поставляют некоторые виды каучука, почти в каждой из стран есть товарные позиции российского экспорта, на которые не повлияют преференции внутри Транс-Тихоокеанского партнерства. Естественно, у России сохраняются конкуренты из других стран мира, но по отношению к странам соглашения ТТП они будут находятся в равных условиях с российскими производителями.  

На момент подписания соглашения о Транс-Тихоокеанском партнерстве между странами-участницами действовало порядка 40 двусторонних зон свободной торговли, поэтому, условия торговли в части тарифного регулирования для определенных стран и рынков останутся прежними. Так, к моменту подписания Соглашения у Чили были действующие ЗСТ почти со всеми странами ТТП (кроме Брунея), у Сингапура - с 9 странами, у Австралии - с 8, у Японии - с 8. Перспектива выхода стран на американский рынок была более чем привлекательной, поэтому состоится ли формирование данной зоны свободной торговли без участия США остается большим вопросом. 


Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12 • servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика