Свяжитесь с нами
123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12, подъезд №11


Задать вопрос
Владимир Саламатов об ожиданиях бизнеса от ПМЭФ 2015 в эфире телеканала РБК
17 Июня 2015

Приветствую вас, благодарю за участие. В чем форум будет отличаться от предыдущих?

Вы уже упомянули, что никаких призывов не участвовать в форуме от лидеров ведущих государств мира не звучало. Я очень внимательно посмотрел всю программу Форума и могу сказать, что по уровню экспертов это будет форум мирового уровня. Я думаю, что выводы, которые можно будет сделать по его итогам, будут безусловно полезны для бизнеса, для власти, для движения вперед. 

Обозреватель Александр Кан говорил, что представительство иностранного бизнеса будет крупным за счет представителей крупнейших энергетических компаний – они в первую очередь проявляют интерес. 

На самом деле наряду с теми, кто занят в секторе добычи углеводородов, коими страна обладает в большом количестве, а значительная часть экспорта Российской Федерации находится именно в этом секторе, есть большое количество бизнесменов, которые заняты в обрабатывающих отраслях, в машиностроении. Поэтому я бы не упрощал так дискуссию, не сводил бы ее к вопросам энергетики. 

В повестке много круглых столов, сессий, посвященных двухсторонним связями России и Японии, Финляндии, Греции, Индии. Что, таким образом мы пытаемся минимизировать ущерб от санкций? И насколько эффективной может быть эта встреча на Эльбе? 

Я думаю, что бизнес в первую очередь ищет себе партнеров, которые позволят достичь наиболее высокого эффекта для развития бизнеса, для кооперации. Конечно, санкции играют определенную роль. Но нужно к этому относиться весьма щепетильно, потому что если взять сокращение поставок нефтегазового оборудования и оборудования для нефтегазовой добычи и переработки, то согласно нашему анализу импорт из стран, которые ввели против нас санкции, сократился только на 11%. 

Почему идут в основном двусторонние переговоры? По той причине, что именно в двухстороннем формате легче сверить свои интересы и достичь максимального эффекта. Такая широкая география стран, которые вы перечислили как наших переговорщиков, говорит об интересе российского и иностранного бизнеса к нашему развитию. Мне кажется, что очень интересным будет один из круглых столов на тему «Мировая торговля: глобализация и регионализация», 18 июня. Это очень серьезный аспект, который связан, в том числе, и с тем, что, хотя на многосторонней основе гораздо трудней договориться, тем не менее сегодня все стараются найти максимальный эффект в торговле от объединения внутри ВТО. 

В этом году в рамках форума пройдут почему-то Деловой совет ШОС, Объединенный форум БРИКС, ШОС, будет что-то, посвященное «Шелковому пути», большой Евразии. В связи с чем это? 

Любые союзы на двухсторонней или на многосторонней основе даже в рамках нормативной базы ВТО могут принести весьма существенные преференции и выгоды для отдельных государств и их компаний. Характерным является то, что 161 страна, которая образует ВТО, насчитывает 430 интеграционных объединений, в которые входят 160 стран. Единственная страна, которая не вошла ни в одно из них – это Монголия. 

Все эти страны, об объединениях которых вы сказали, они связаны наличием общих интересов для развития. Одновременно с этим я хотел бы сказать о том, что хотя мы придаем большое значение развитию отношений внутри этих блоков, одновременно с этим мы все-таки сохраняем максимальную заинтересованность в сохранении некого баланса. Нашим крупнейшим торговым партнером является Европейский союз. Поэтому я считаю, что очень важным будет диалог, который будет проходить внутри форума, в том числе с европейскими бизнесменами по развитию наших экономических связей. 

Одновременно с этим мы, конечно, заинтересованы в рамках диверсификации в широком диалоге с азиатскими странами и странами других регионов. 

Ну прежде всего с Китаем, наверное? Я вас плавно подвожу к сегодняшнему интервью FinanceAsia, Соловьев его дал, первый зампред ВТБ. Он заявил, что большинство китайских банков отказываются проводить операции с российскими банками. Вот такая двойственная позиция. Не много ли мы ждем от нашего стратегического партнера? 

Я думаю, что нам нужно проводить переговоры с финансовыми и другими институтами наших соседей. Китай, безусловно, является крупным поставщиком и потребителем товаров и услуг для России, поэтому необходимо вести постоянный диалог. Но насколько я информирован, недавно Газпром получил весьма серьезное финансирование, размещая свои обязательства в одной из стран Юго-Восточной Азии. Да, эти активы, эти денежные средства стоят несколько дороже, чем при размещении на западных рынках, однако они поступают в необходимых объемах для поддержания ликвидности этой крупной компании при реализации крупных инвестиционных проектов. Поэтому я думаю, что это просто путь, который необходимо пройти, искать партнеров. В целом мне кажется, что в сотрудничестве с Россией заинтересовано большое число стран и институтов. 

Если посмотреть перечень мероприятий форума, то в их заголовках не встречается слово «импортозамещение». Немножко странно на мой взгляд. 

Я бы сказал, что один только термин «импортозамещение» как сверхзадача не должна рассматриваться промышленностью. На мой взгляд, для нас очень важен общий уровень конкурентоспособности, а значит уровень конкурентоспособности отдельных производств и отдельных товаров. Поэтому вопросы инвестиций, трансферта технологий являются сегодня весьма актуальными. И поэтому мне кажется, что программы импортозамещения в промышленности и в сельском хозяйстве, которые выстраивает государство, должны быть хорошо выверены и тоже должны реализовываться.

3.151516793575
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика