Свяжитесь с нами
123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12, подъезд №11


Задать вопрос
«Целый ряд нефтегазовых проектов идут в сторону Китая» – Владимир Саламатов в эфире Коммерсантъ FM
19 Июня 2015

Импорт продовольственных товаров в Россию сократился вдвое за последний год, сообщил гендиректор Центра международной торговли, председатель комитета Торгово-промышленной палаты России по вопросам экономической интеграции стран ШОС Владимир Саламатов. На Петербургском экономическом форуме с ним беседовал обозреватель "Коммерсантъ FM" Константин Эггерт.

По словам Владимира Саламатова, в структуре импорта произошли существенные изменения.

— Можно ли уже сегодня говорить о цифрах, отражающих эффект антироссийских санкций, насколько они ударили по экономике?

— Можно анализировать различные аспекты введенных санкций и действий ряда государств против российской экономики. Я бы остановился на поставке товаров. Причем наиболее интересной будет группа товаров, которая касается основного предмета экспорта Российской Федерации, — углеводородов.

— Оборудование для нефтегазовой промышленности?

— Абсолютно точно. Хочу вам сказать, что мы детально проанализировали, что произошло за этот период. Оказалось, что реально поставки оборудования из этих стран сократились всего на 11%. Европейский союз — 9%, некоторые страны, такие как Австралия, Норвегия, Канада, сократили значительно больше в процентном отношении. Это не очень много в денежном выражении, но, конечно, и Норвегия, и Канада отличаются наличием высокотехнологичного оборудования для нефтедобычи в сложных условиях, включая шельфы. Это достаточно болезненно, но с точки зрения стоимостных вещей это всего 11%.

— Тут же важны не столько стоимость, сколько именно эффект от отсутствия этого оборудования у российских компаний?

— Во-первых, ранее заключенные контракты все-таки продолжали исполняться, поэтому у нас есть время для того, чтобы найти замену либо разработать собственное оборудование. Я думаю, что это позволит парировать остроту этих санкций. Плюс к этому в связи с изменением стоимости нефти и газа на международном рынке существенно затормозились работы на шельфе, где требуется как раз то оборудование, которое в первую очередь и попало под санкции.

— В какой степени можно быстро закрыть те бреши, которые возникают в результате санкционных непоставок?

— Аналогичное оборудование выпускается и в других странах, например, в Китае большой очень спектр нефтегазового оборудования. Наверное, оно чуть менее эффективно, чуть менее долговечно, но мы тем самым можем получить тот лаг времени, который необходим нам для того, чтобы найти решение этой проблемы либо у себя, либо в компании с какой-то страной или их производителями.

— Как последний год, сочетавший в себе и санкции, и экономический кризис, повлиял на тренды в торговле России? Скажем, вот эта переориентация на Азию, о которой очень много говорят, она случилась, о ней можно говорить как об устойчивой тенденции или нет?

— Международная торговля тоже имеет определенную инерционность, поэтому за такой короткий промежуток времени говорить уже об устойчивых тенденциях все-таки неправильно. Ведутся интенсивные переговоры, плюс целый ряд проектов, которые идут в сторону Китая в нефтегазовой отрасли, безусловно, ускоряют процесс договоренностей, переговоров. Может быть, мы на этом форуме услышим какие-то подробности.

— С другой стороны, Россия тоже вводила последний год свои санкции, в том числе, и против производителей продовольствия из Европейского союза, номенклатура довольно широкая, не вся, конечно. Скажите мне, можно ли говорить сейчас о том, что российский потребитель от этого пострадал?

— Все мы приходим в магазины и пустых полок не видим. Это позитивная вещь. Наверное, номенклатура товаров несколько изменилась, но если говорить о цифрах, можно привести следующие: в целом санкционный перечень охватывал $7 млрд импорта в Российскую Федерацию, он сократился на 53%, то есть до $3,2 млрд. При этом, что самое интересное, если смотреть, какие произошли изменения в физических объемах, то оказывается, падение гораздо меньше — 35%. Мы хотим этим самым подчеркнуть, что целый ряд продовольственных товаров, которые поставлялись из дорогих стран, сегодня замещены странами Латинской Америки, европейскими странами, которые до этого не поставляли продукцию, и мы получили более выгодные цены. Наверное, не всю номенклатуру можно закрыть. Может быть, какое-то произошло изменение качества, но точно эти товары соответствуют требованиям технического регламента по безопасности пищевых продуктов, они безопасны для нас. Причем очень интересно, что в десять раз выросла торговля с Сербией — эта страна не попала под санкции. У нас с ней зона свободной торговли.

— И через нее идет реэкспорт, да, фактически?

— Это собственное производство, потому что там не очень большие объемы. Мы из Гренландии начали получать громадное количество рыбы. Мы не и не знали раньше, что Гренландия так много ее добывает, может быть, здесь какая-то такая штука есть. Очень много поставляется молока из Белоруссии, они явно заместили вместе со Швейцарией тот поток молочных продуктов, который шел из Европейского союза.

3.151516636643
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика