Свяжитесь с нами
123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12, подъезд №11


Задать вопрос
"Развелись, но жить придется вместе" – исследование ЦМТ по взаимной торговле России и Украины в материале журнала "Эксперт"
28 Сентября 2015

Развелись, но жить придется вместе

Торгово-экономические связи между Россией и Украиной в силу новой политической ситуации быстро ослабевают. Большинство российских поставщиков сумели найти новые экспортные рынки. А вот заместить собственным производством часть позиций украинского импорта России будет сложнее

С начала 2016 года в полном объеме заработает соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом. Документ, спровоцировавший в ноябре 2013 года украинский Майдан, придет на смену соглашению о партнерстве (действовало с 1994-го по 2008 год). С мая прошлого года Украина получила доступ к рынкам ЕС — 98% пошлин при ввозе украинских товаров на территорию ЕС были обнулены. С нового года Киев будет вынужден пойти на зеркальный шаг: радикально снизить ввозные пошлины на товары из Евросоюза.

Это было бы исключительно внутриукраинской темой, если бы не остающиеся существенными торговые связи постсоветского государства с Россией. Есть опасения, что вследствие наплыва европейских товаров украинская продукция будет вытесняться на рынок ЕАЭС, прежде всего в Россию. Нельзя сбрасывать со счетов и риск противозаконного реэкспорта на наш рынок продукции стран ЕС под видом украинских товаров.

На трехсторонних консультациях России, Украины и ЕС в течение лета обсуждалось принятие взаимообязывающих решений, которые позволят в течение переходного периода — семь—десять лет — комфортно существовать двум регулятивным системам на территории Украины. Такой механизм позволит, с одной стороны, выполнять обязательства Украины перед странами СНГ — по техническому регулированию, санитарным и фитосанитарным нормам, таможенному регулированию, а с другой стороны, без шоков, в том числе для украинской экономики, перейти за это время на брюссельские правила игры. Очередной раунд переговоров состоялся в сентябре, но принципиальной ясности в вопросе, каким образом будет происходить сотрудничество в разных форматах, он не внес. Эта публикация — попытка с помощью экспертного сообщества и проведенных исследований оценить экономические риски переориентации Украины с сотрудничества с РФ на интеграцию с ЕС. Каковы последствия вытеснения российских экспортеров с украинского рынка? Какие ниши мы потеряли? Как в России идет процесс «украинозамещения»?

Нарастающее сокращение

Россия остается главным внешнеторговым партнером Украины. Несмотря на режим торговых преференций ЕС в отношении украинских товаров, адекватного замещения российского рынка европейским не произошло. И это на фоне беспрецедентного сокращения товарооборота между двумя государствами — в 2014 году на 30%, до 28 млрд долларов.

«За первое полугодие 2015 года потеряно еще 60 процентов товарооборота с Украиной, — констатируют в Минэкономразвития РФ. — Пострадали сферы, в которых кооперация традиционно была сильна. В первую очередь это касается военно-технического сотрудничества. Есть спад в торговле продукцией металлургической, минеральной и химической отраслей».

«Разрыв кооперационных связей с РФ спровоцировал закрытие множества высокотехнологичных предприятий, зависящих от поставок российского оборудования и промышленных изделий, — говорит эксперт по вопросам региональной экономической интеграции общественного движения “Украинский выбор” Александр Колтунович. — Потеря России как торгового партнера остается главным риском для Украины во внешней торговле».

Темпы сворачивания взаимной торговли России и Украины действительно впечатляют. Если еще четыре года назад на Украину приходилось 6,2% внешнеторгового оборота и в списке наших крупнейших торговых партнеров она уверенно следовала за тройкой лидеров (Китай, Германия и «транзитные» Нидерланды), то по итогам семи месяцев текущего года Украина вылетела из десятки, а ее доля снизилась до уровня Польши (2,7%).

Стоимостные объемы экспорта на Украину, стабильно увеличивавшиеся в 2000–2008 годах, из-за кризиса сильно снизились в 2009 году и резко увеличились в 2010–2011-м, достигнув абсолютного максимума — 30,5 млрд долларов, свидетельствуют данные Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР). Затем, в 2013-м, они сократились до 23,8 млрд долларов, но все же это значительно превосходило докризисный уровень. По итогам 2014 года объем экспорта и вовсе сократился до 17 млрд долларов. При этом его товарная структура оставалась более диверсифицированной, чем у российского экспорта в целом. Впрочем, здесь тоже преобладали топливные товары: если для всех стран средний показатель составил 69,5%, то для Украины — 60,4%. Помимо топлива в нашем экспорте на Украину существенный вес имели продукция химической промышленности (16%), машины и оборудование (10%), металлы и изделия из них (4,4%).


График 1. Главная причина провала по экспорту в Украину - снижение поставок газа и нефти

«Самая чувствительная потеря — украинский газовый рынок, на котором долгие годы мы были экспортными монополистами», — полагает заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев.

По данным Госстата, в прошлом году Украина сократила импорт природного газа из России почти на 44% по сравнению с 2013-м — до 14,4 млрд кубометров. В январе—июне 2015 года поставки российского топлива уменьшились до 3,7 млрд кубометров. А с 1 июля импорт газа из России на Украину вообще был приостановлен.

«Сокращение взаимной торговли будет усугубляться в 2015 году, — прогнозирует Суздальцев. — К примеру, украинская сторона активно продвигает проект замены российского ядерного топлива для украинских АЭС на американское».

По итогам первого полугодия произошло более чем двукратное сокращение российского экспорта на Украину. Экспорт товаров военного и двойного назначения упал на 75,4%, до 1,3 млрд долларов. Доля Украины по так называемому секретному коду в общем объеме экспорта снизилась с 14 до 5%.

Упал экспорт многих несырьевых товаров, свидетельствуют расчеты московского Центра международной торговли (ЦМТ), проведенные специально для «Эксперта». Существенное снижение (43%) произошло по разделу «Машины и оборудование», до 447 млн долларов. Более чем вдвое, до 182 млн долларов, сократились поставки продукции металлургической отрасли. В том числе на 55% упали поставки продукции черной металлургии.

В первой десятке экспортеров, сокративших поставки на Украину (в стоимостном выражении список возглавляют «Газпром» и «Роснефть»), только одно предприятие не имеет отношения к добыче и переработке топлива — Магнитогорский металлургический комбинат (ММК). В 2014 году, по данным ФТС, он не поставил на Украину продукции (в основном это стальной листовой прокат) на 134 млн долларов. Доля Украины в экспорте ММК сократилась с 11 до 3%. По словам представителя ММК, отгрузки металлопродукции, поступавшей на украинский рынок, были переориентированы на рынки стран СНГ, в частности в Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, Туркмению, Киргизию и Таджикистан. Примеры перераспределения экспортных потоков демонстрируют и другие предприятия отрасли. Так, Уральский трубный завод (падение объемов поставок на Украину в 2014 году — 20%) переориентировал потоки с Украины на Казахстан и Белоруссию. «Общий экспорт не пострадал», — резюмируют на предприятии. Аналогичный комментарий дали и в группе ЧТПЗ: «Рынок Украины не является перспективным для предприятий группы ЧТПЗ, поэтому падение экспорта в этом направлении не отразилось на общих объемах поставок компании».

По пути переразмещения заказов пошли и российские машиностроители. Например, НПО «Энергомаш» им. В. П. Глушко полностью прекратил поставки двигателей и силовых установок на Украину в 2014 году (в 2013 году они составляли 23% экспорта, потери — 25 млн долларов). Поставки переориентированы на США. Заволжский моторный завод, филиал Казанского моторостроительного ПО (99% продукции —турбореактивные и турбовинтовые двигатели, газовые турбины — в 2013 году поставлялось на Украину), в 2014 году перенаправил продукцию в Узбекистан и Литву. АвтоВАЗ сократил долю Украины в экспорте 2014 года с 40 до 13%. Теперь большую часть продукции предприятие экспортирует в Азербайджан, Латвию и Египет.

Предприятия химической отрасли тоже попытались найти новые рынки сбыта или увеличить поставки на традиционные рынки, следует из анализа ЦМТ. Например, на Украину из России в среднем за последние три года шло более 65% всех поставок аммиака. Они снизились на 13%, или почти на 70 млн долларов. Но при этом произошел рост поставок аммиака в другие страны. В первом полугодии 2015 года почти на 62 млн долларов вырос экспорт аммиака из России в Бельгию и Германию. Другой пример: на Украину в среднем шло около 15% российского экспорта минеральных удобрений. Эти поставки снизились на 15%, или на 16,4 млн долларов. В то же время вырос экспорт минеральных удобрений в Индию (на 74 млн долларов), Бразилию (на 23 млн), Таиланд (на 31 млн), Швейцарию (15 млн долларов). Экспорт нитрата аммония на Украину упал на 99%, или на 44 млн долларов. Но наш традиционный покупатель этого товара, Бразилия, в 2015 году увеличил закупки почти на 44%, до 212 млн долларов.

В целом несырьевой экспорт (без оборонки, а также 26-й и 27-й групп ТН ВЭД — руда, шлак, зола, минеральное топливо, нефть и продукты их перегонки) в первом полугодии 2015 года по сравнению с первым полугодием 2014-го упал по 2794 товарам из 5935 экспортируемых на Украину, с 3,3 до 1,6 млрд долларов. По 63 несырьевым товарам падение экспорта на Украину превысило 5 млн долларов. При этом по 15 товарам из этих 63 в первом полугодии 2015 года уже вырос российский экспорт в другие страны.


График 2. На фоне общего падения импорта в Россию из-за ослабления рубля Украина попала в аутсайдеры, в том числе из-за обострения конфликта

Но есть и товары, экспорт которых из России на Украину за последний год умудрился увеличиться. По 1804 несырьевым товарам экспорт на Украину вырос со 174,5 до 557,5 млн долларов. По словам генерального директора ЦМТ Москвы Владимира Саламатова, увеличились поставки некоторых видов удобрений и других товаров химической отрасли, отдельных видов продукции цветной и черной металлургии, некоторых товаров из разделов «Машины и оборудование» и «Средства наземного транспорта». Например, более чем в 20 раз выросли поставки железнодорожных грузовых открытых вагонов (с высотой борта более 60 см) — с 65 до 1704 единиц, до 23 млн долларов. Поставки дизеля в первом полугодии 2014 года вообще не осуществлялись. С нулевых значений его экспорт достиг 649 тыс. тонн. Российские НПЗ за счет гибкой ценовой политики потеснили на украинском рынке основного поставщика — белорусских нефтепереработчиков. Помимо топлива резко (в 33 раза) возросли поставки электроэнергии — до 1,5 млн МВт·ч. Рост объясняется тем, что Украина, в 2014 году не покупавшая российскую электроэнергию, в декабре на фоне топливного кризиса заключила соглашение с «Интер РАО» об импорте до 1,5 ГВт.

Не сошлись перспективами

«Украина теряет российский рынок, но не приобретает рынок ЕС, — считает глава Украинского аналитического центра Александр Охрименко. — За семь месяцев 2015 года экспорт Украины в страны ЕС упал на 34%. Почему? Все очень просто. Украине нечего им продавать».

«На рынки ЕС Украина может поставлять в основном только сырье и агропродукцию, по остальным направлениям наши товары еще не соответствуют европейским нормам, — заявил экс-министр экономики Украины Виктор Суслов. — Мы очень мало туда отправляем промышленной продукции. Скажем, вагоны, локомотивы, самолеты, космическое сотрудничество — это все до сих пор было только на рынках стран СНГ, и для Украины перспектив на европейском рынке для такой продукции нет. Поэтому здесь надо выбирать: или закрывать эти предприятия, а они и так сейчас уже закрываются, либо все-таки пытаться удержаться на рынках стран СНГ».

Импорт в Россию с Украины в первом полугодии 2015 года сократился на 56%, до 2,7 млрд долларов. «Украинский импорт в Россию почти весь несырьевой — более 90 процентов, — разъясняют аналитики ЦМТ. — В первом полугодии этого года он упал на 58 процентов — до 2,5 млрд долларов».

По словам заместителя директора департамента международного сотрудничества и содействия развитию торговли ЦМТ Москвы Максима Воробьева, из оборота выпали весьма важные позиции: «Во-первых, импорт товаров “секретного кода” упал на 90 процентов, с 22 до 2,1 миллиона долларов. Во-вторых, сократились поставки всего подвижного состава железнодорожного транспорта — на 89 процентов, до 47,8 миллиона долларов. Например, импорт дизель-электрических локомотивов упал на 94 процента. Россия недосчиталась 57 локомотивов — было 62, стало пять. Доля этих локомотивов во всем украинском импорте снизилась с 3,6 до 0,4 процента. В-третьих, снизились поставки гальки, гравия и щебня — на 63,4 процента, до 55,6 миллиона долларов. В натуральном выражении падение составило 39 процентов».

Еще один важный момент: Украина перестала поставлять морские танкеры, которых в первом полугодии прошлого года было поставлено 11 штук на 136 млн долларов. В этом году Россия получила только один танкер — из Панамы. Данные ФТС показывают, что импорт большинства украинских товаров диверсифицирован, то есть поставки идут одновременно из 10–20 стран. Но, например, сократившийся украинский импорт локомотивов девять других стран, которые также поставляли их в Россию последние три года, пока восполнить не смогут — это единичные поставки.

Есть товары, которые в 2014 году в Россию поставляла лишь Украина, и в первом полугодии 2015 года она прекратила поставки. Это турбовинтовые двигатели мощностью более 3730 КВт, турбореактивные двигатели тягой более 60 кН, но не более 80 кН.

Заменить ракету

Товары военного и двойного назначения в Россию в 2014 году поставляла 61 страна, теперь — 59. В августе прошлого года президент Украины Петр Порошенко подписал указ, которым запрещается экспорт в РФ товаров военного и двойного назначения.

«Основные каналы сотрудничества оборонных предприятий России и Украины сформировалось еще в советский период, — рассказывают авторы исследования “Ассоциация Украины с ЕС: последствия для России” (подготовлено ИМЭМО). — Распад СССР не привел к разрыву этих связей. На протяжении большей части постсоветского периода российско-украинское военно-техническое сотрудничество носило взаимовыгодный характер и было одной из основных связующих нитей, скреплявших экономики двух стран. Общее количество предприятий, использующих продукцию, поставляемую в рамках двустороннего сотрудничества, превышает 1300. Количество наименований продукции, поставлявшейся друг другу российскими и украинскими предприятиями, насчитывает семь-восемь тысяч. Основные направления сотрудничества — двигателестроение, авиационная промышленность, строительство ракет-носителей. Под запрет попали поставки вертолетных двигателей ТВ3-117, ВК-2500, Д-136 разработки “Мотор Сич”, комплектующих к авиационным двигателям АИ-222 (для учебно-боевых Як-130) и Д-436 (для самолетов Ан-148), а также турбины разработки николаевского завода “Зоря-машпроект” для российских кораблей класса “фрегат”».

Год назад Минпромторг сформировал программу импортозамещения комплектующих украинского производства для техники военного назначения. «Мы замещаем 186 позиций — в первую очередь это газотурбинные двигатели для боевых кораблей (“Зоря-машпроект”) и ракета “Зенит” (“Южмаш”), — рассказал вице-премьер Дмитрий Рогозин. — Можно сказать, что мы заменили ракету “Зенит” ракетой среднего класса “Ангара-3”, а производство собственных газотурбинных двигателей Россия должна освоить к 2018 году. В основном же приходится замещать мелкие детали. Это какой-то шнур, кабель, подшипник — всякая мелочь. Все старое, ничего нового и современного нет».

В августе прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» возобновил строительство сторожевых кораблей проекта 11356, приостановленное весной этого года из-за прекращения поставок энергетических установок Украиной. Двигатели для кораблей «адмиральской серии» разработает НПО «Сатурн» (город Рыбинск), которое Минпромторг определил головным предприятием по изготовлению энергоустановок. Предварительно начало поставок газотурбинных двигателей на «Янтарь» запланировано на конец 2017 года.

Есть реализованные примеры «украинозамещения» в ВПК. Так, омское научно-производственное предприятие «Эталон» поставило Уралвагонзаводу более 500 температурных датчиков для модернизируемых танков серии Т-72, Т-90, а также на боевую машину поддержки танков и танк «Армата». Ранее приемники-термометры сопротивления П-1 для измерения температуры жидкостей и газов поставлял луцкий завод «Электротермометрия» из Волынской области Украины. Во времена СССР это было единственное в стране предприятие по выпуску таких изделий. Аппаратура была разработана «Эталоном» за три месяца.

Замещаться будут и украинские локомотивы. Новый магистральный локомотив 2ТЭ25КМ, выпущенный Брянским машиностроительным заводом (БМЗ, входит в состав Трансмашхолдинга), на 90% будет изготавливаться из отечественных комплектующих.

В качестве силовой установки, например, применен дизель-генератор производства Коломенского завода. Предприятие планирует заменить и тяговые электродвигатели украинского производства на российские. Их выпуск освоил Новочеркасский электровозостроительный завод. Эти двигатели теперь поставляются на все тепловозостроительные предприятия, входящие в Трансмашхолдинг. Первые 13 тяговых двигателей поступили на БМЗ в июне.

О проблемах совместимости

Что будет с российско-украинской торговлей в 2016 году?

В общей сложности в украинской экономике должно быть принято более 15 тыс. технических стандартов ЕС. Переход Украины на европейские стандарты вызывает в экспертной среде опасения, что украинские предприятия, не уложившиеся в предусмотренные графиком сроки перехода на эти нормы, будут вынуждены демпинговать на российском рынке, направляя на него не соответствующую новым стандартам продукцию. Кроме того, произойдет существенное сужение ассортимента российского экспорта на Украину, его деиндустрализация. С украинского рынка будут вытеснены российские поставки лекарств, химической продукции с высокой добавленной стоимостью, шин, ядерного топлива, продукции энергомашиностроения, электродвигателей, электрооборудования, железнодорожного оборудования, холодильников. Сохранятся в основном в прежнем объеме поставки товаров, производство которых налажено в РФ транснациональными компаниями (кондитерские изделия, кофе, табачные изделия, косметика, автомобили). Сохранятся поставки сырьевых товаров и полуфабрикатов, по которым ЕС для России не конкурент (цемент, руды, уголь, нефть и нефтепродукты, аммиак).

«Такие опасения представляются преувеличенными, если учесть, что переход на европейские технические стандарты по большинству товарных групп будет осуществлен в течение двух—четырех лет, и в это время украинские предприятия смогут по-прежнему продавать свою продукцию на внутреннем рынке, — предполагают эксперты ИМЭМО. — Стимулы к производству продукции, не соответствующей европейским стандартам, в течение переходного периода будут неуклонно снижаться по мере сокращения возможностей ее рыночного сбыта. Справедливость соответствующих утверждений подтверждается опытом восточноевропейских стран, присоединившихся к ЕС в 1990–2000-е годы. Присоединение к ЕС не привело к вытеснению продукции этих стран на российский рынок или рынок каких-либо иных стран, наоборот, оно происходило на фоне постепенного снижения доли России в торговле восточноевропейских стран и роста доли торговли с партнерами по ЕС. Компании, оказавшиеся не в состоянии самостоятельно перейти на европейские стандарты, покидали рынок либо приобретались европейскими инвесторами с целью “принудительной” модернизации на основе соответствующих стандартов».

По словам заведующего отделом экономической истории ИМЭМО РАН Сергея Афонцева, даже при самом плохом сценарии, когда Украина в полную силу начнет пользоваться возможностями соглашения, объем экономического ущерба России катастрофическим не будет: «Экономика Украины находится в таком положении, что ждать какого-то массового “вытесненного” экспорта украинских товаров не приходится. По мере перехода Украины на европейские технические стандарты действительно могут возникать риски, суммарно мы их оцениваем в полтора-два миллиарда долларов в год при нынешней динамике товарооборота. Но реализуются эти риски лишь в том случае, если все положения соглашения об ассоциации будут выполнены точно и в срок. С учетом ситуации, сложившейся в украинской экономике, этого ожидать трудно. Трудно предполагать, что Украина в соответствии с намеченным графиком перейдет на европейские стандарты в ближайшие два—четыре года, это совсем нереалистичный сценарий».

Ответить на главный вопрос, каким будет торговый режим в треугольнике Россия—Украина—ЕС, пока трудно. Трехсторонние консультации продолжаются, они проходят в закрытом режиме. «К сожалению, консультации не являются объектом открытой дискуссии ни в России, ни в ЕС, и создается риск, что все будет кулуарно решено без учета мнения бизнеса и профессионального сообщества, — рассуждает Сергей Афонцев. — Еще никто не видел открытого сопоставления цифр, представленных экспертами той или иной стороны, пока ни у кого нет оснований обсуждать позиции сторон по существу. Украинская и европейская стороны четко ориентированы на то, что с января соглашение вступит в силу. Здесь уже важен вопрос не только о том, сколько в абсолютном или относительном выражении может проиграть Россия, но и о том, существуют ли вообще сегодня эффективные механизмы согласования интересов сторон в рамках этого треугольника».

«Эксперт» №40 (959)

 

3.151516636903
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика