Свяжитесь с нами
123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12, подъезд №11


Задать вопрос
"Основным драйвером российского экспорта выступит сельское хозяйство" — материал Российской Бизнес-газеты
26 Мая 2015
Созданный при столичном Центре международной торговли (ЦМТ) Экспертный совет провел свое первое заседание. Его темой стали ключевые и критические параметры и перспективы участия России в международной торговле.
 

"В России есть предприятия, продукция которых может быть востребована на внешних рынках, но они не знают, как на них выйти. Другим компаниям для этого не хватает финансовых ресурсов. Государство создало целую систему институтов поддержки экспорта. Но предпринимателю очень сложно понять, какой из них конкретно ему подходит. Поэтому мы решили объединить в совете экспертов высокого уровня, понимающих все механизмы и нюансы внешней торговли, представителей научного мира, бизнеса, институтов поддержки экспорта, чиновников, финансистов", - сообщил "РГБ" председатель совета, гендиректор ЦМТ Владимир Саламатов.

Появление этого постоянного консультативно-совещательного органа куда как своевременно: сейчас перед страной стоит довольно амбициозная задача, поставленная не только президентом и правительством, но и самой жизнью: существенно нарастить экспорт товаров и услуг. Причем, по словам Владимира Саламатова, это важно не только с точки зрения получения валютной выручки. Экспорт очень тонкий индикатор конкурентоспособности на мировом рынке товаров и услуг, производимых в РФ.

Уже почти три года в стране действует дорожная карта поддержки доступа наших компаний на рынки зарубежных стран, реализация которой должна существенно улучшить наш экспортный потенциал. Большую часть нашего экспорта занимает сырье, и только около 6% - инновационные товары и товары с высокой степенью переработки (см. диаграмму на стр. 1). В мировом высокотехнологичном экспорте российская доля не превышает 0,5%. Отправляют свою продукцию на внешний рынок менее 1% отечественных фирм, при этом доминируют здесь крупные и сверхкрупные предприятия, а доля малого бизнеса и ИП не превышает 1,5%.

При этом участие банков в поддержке российского экспорта минимально, подчеркнул председатель правления РОСЭКСИМБАНКА Дмитрий Голованов. Практически ни у одного из них нет доступных экспортных продуктов, а то, что есть (под ставку в 17%), не по плечу большинству компаний.

Как отметил директор Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института Андрей Спартак, структура внешней торговли России демонстрирует и ее слабые места, и потенциальные возможности. Если брать в целом, ситуация не самая плохая, хотя, конечно, она далека от идеала. Да, вывоз энергоносителей до сих пор приносит стране почти половину всей доходной части бюджета. Но, с другой стороны, "вклад" экспорта в ВВП сегодня уже ниже, чем в середине 2000-х годов. Если брать только экспортную квоту в ВВП, то Россия за счет значительного процентного превышения экспорта над импортом опережает большинство сопоставимых экономик.

Одновременно наблюдается критическая зависимость от импорта некоторых товаров, в том числе, кстати, и сырьевых. В свое время СССР импортировал лишь 4 таких продукта, сегодня же у России их уже десятки. И, например, потребность нашей страны в ввозе марганцевой руды, титаносодержащего сырья, редкоземельных металлов, циркония, бериллия, рения и т.д. колеблется между 90% и 100%. Слишком высока зависимость от импорта потребительских товаров - около 30% только по официальной статистике. Но, если учитывать нерегистрируемый ввоз ширпотреба физическими лицами (то есть ввоз "для себя" и "деятельность" челноков), то наберутся все 40%. Такая цифра уже на порядок превышает аналогичные показатели других стран БРИКС (например, та же Бразилия зависит от импорта потребительских товаров лишь на 4-5%).

Однако отрадно то, что наряду с падением объема экспорта сырьевых товаров в 2014 году (в стоимостном выражении) объемы вывоза несырьевой продукции и услуг все-таки сумели подрасти. Так, акцентировал Андрей Спартак, в последние два года отдельные позиции российского экспорта продемонстрировали пиковые значения. Например, в 2013-м рекорды установили промышленная продукция высокой степени обработки (37,6 млрд долл.), машины, оборудование и транспортные средства (28,9 млрд долл.), поступления за пользование объектами российской интеллектуальной собственности (738 млн долл.), профессиональные и консультационные услуги в области управления (8,2 млрд долл.), услуги в области архитектуры, инжиниринга, услуги в технических областях (4,3 млрд долл.). В прошлом году пиковых значений при вывозе достигли продовольствие и сельскохозяйственное сырье (18,9 млрд долл., что почти в 12 раз больше, чем в 2000 г.), прочие, в основном готовые, промышленные товары (6,95 млрд долл.), высокотехнологичные товары (11 млрд долл.), лесобумажные товары (11,6 млрд долл.), текстиль и изделия из него (1,1 млрд долл.), телекоммуникационные, компьютерные и информационные услуги (4,5 млрд долл.).

Если же рассматривать географическую составляющую нашей внешней торговли, сообщил Андрей Спартак, то в межкризисный период (2008-2014 гг.) значительно увеличился российский экспорт в Китай (плюс 3%) и Японию (плюс 1,8%), зато снизился в Италию, Польшу, Финляндию, Великобританию, США (около 1% в каждую страну). Сильно ослабла роль Украины как нашего торгового партнера. В 2014 г. весь экспорт упал на 28%, в том числе машинно-технической продукции - на 44,5%. Импорт РФ из Украины снизился на 32% к уровню 2013 года, в том числе импорт продовольствия - вдвое. Практически разрушена производственно-технологическая кооперация, двусторонний уровень которой был самым высоким для зарубежных партнеров России: оборот машинно-технической продукции упал на 42,4%, в том числе взаимные поставки электротехнического оборудования на 39%, средств наземного транспорта - на 66%, железнодорожной техники - на 68%.

Какие же, по мнению Андрея Спартака, нас ожидают риски во внешнеторговой деятельности? Это прежде всего сохранение высокой волатильности нефтегазовых доходов, неясности с восстановлением спроса на российский газ в Европе. При возможном неурожае у России могут быть проблемы с импортом продовольствия (или страны перекроют поставки через свои экспортные ограничения, или цены взлетят на недопустимую для нас высоту).

Не стоит расслабляться и в отношениях с нашим главным торговым партнером, поскольку в ближайшем будущем прогнозируется снижение импортного спроса КНР на переработанное сырье и полуфабрикаты и готовые изделия среднетехнологического уровня (в том числе российские). Плюс к этому ожидается резкий рост экспортного потенциала Китая, что может привести к выдавливанию российского экспорта с традиционных рынков в СНГ и развивающихся странах. Такое развитие событий, например, может серьезно ослабить наши позиции в экспорте листового проката. Это также может привести к взрывному увеличению объема китайских товаров на внутренний рынок и вытеснению с него отечественных поставщиков. Последние опасения подтвердил директор по маркетингу ТМК Сергей Алещенко. 150 млн тонн, сообщил он, составляет мощность мирового трубного рынка. И более его половины (80 млн тонн) занимает Китай. И без импорта труб РФ не обойтись, даже учитывая высокую степень импортозамещения в отечественной отрасли.

Основным драйвером российского экспорта в ближайшее время, по мнению Владимира Саламатова, может и должно выступить сельское хозяйство. Здесь уже достигнуты неплохие результаты, особенно по вывозу зерна и растительных масел. Что же касается мер господдержки, то, считает он, поддерживать необходимо сильных: "От этого они становятся еще сильнее. А "вытягивание за уши" слабых часто приводит не к тому результату, которого ждали".

Ирина Фурсова, "Российская Бизнес-газета" №999 (20)

3.151516793852
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика