Свяжитесь с нами
123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12, подъезд №11

Задать вопрос
С развитием педиатрии детская смертность в регионах снизилась в 2-3 раза. Интервью главного детского онколога Минздрава Владимира Полякова в рамках XVIII Съезда педиатров России
17 Февраля 2017

Сегодня в Центре международной торговли открылся XVIII Съезд педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии», приуроченный к 90-летию профессиональной ассоциации детских врачей страны. Съезд продлится до 19 февраля включительно. В рамках него также пройдут V Всероссийская конференция «Неотложная детская хирургия и травматология», VII Форум детских медицинских сестер, X Международный форум детских хирургов, а также 24-я Международная медицинская выставка «Здоровье матери и ребенка – 2017».

О Съезде и Конференции, а также о достижениях и проблемах российской системы борьбы с онкологическими заболеваниями пресс-служба ЦМТ побеседовала с главным детским онкологом Министерства здравоохранения России, заведующим отделением опухолей головы и шеи, заместителем директора по научной работе НИИ ДОГ ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н.Блохина» Минздрава России, академиком РАН, д.м.н., профессором Владимиром Поляковым. 

Владимир Георгиевич, сегодня в Центре международной торговли открылся XVIII Съезд педиатров России. Интересно узнать Ваше мнение о сегодняшнем мероприятии, и в целом насколько, на Ваш взгляд, подобные форматы полезны для профессионального сообщества?

В.П.: Здесь собираются люди не просто послушать о самых последних достижениях в педиатрии. То, что я рассказываю про онкологию – это часть, кусочек педиатрии. Потому что в нее входят и хирургия, и инфекционные болезни, пульмонология, иммунология, аллергология, травматология, неврология и так далее. Педиатрия – это все болезни ребенка. И все на этом съезде есть – он обширный, затрагивает все самые разные стороны этого вопроса. Плюс педагогика, плюс преподавание студентам, повышение квалификации, представление программы из Министерства здравоохранения и так далее. Так что польза огромная. Кроме того, что мы слушаем интересные доклады, сообщения из разных регионов, из разных стран. Люди приезжают, делятся опытом своим. Съезд позволяет и в личном общении узнать о достижениях, о проблемах, поделиться, как кто выходит из какой ситуации, посоветовать что-то. Поэтому это очень интересно. И то большое количество площадок педиатрического Съезда, которые здесь удалось разместить, дают возможность выбрать в этой программе то, что придется по душе – хотите, про кишечную непроходимость, хотите про аллергию, хотите про питание младенцев, хотите про кожные заболевания, хотите про онкологию. У нас две секции будет по детской онкологии, которой я занимаюсь. Одна посвящена заболеваниям крови, вторая – лечению солидных злокачественных новообразований. И еще будет доклад сегодня вечером по состоянию онкологической помощи в регионах – мы делали аудит, выезжали, смотрели, как работают разные регионы, в каком состоянии находятся онкологические службы, чем обеспечены, чего не хватает и так далее, и так далее. И сегодняшний доклад будет своего рода отчетным.

И какие выводы Вы сделали о состоянии медицинской помощи онкобольным в наших регионах? 

В.П.: В разных регионах по-разному. Что касается педиатрии в целом, с развитием перинатальных центров и вообще с развитием педиатрии смертность больных уменьшилась до 6 промилле. Это не идеальные цифры, но уже очень хорошие, потому что еще лет пять назад этот показатель был 15 и 12, то есть сейчас почти в 2-3 раза снизилась смертность в регионах. Это говорит о том, что мы прогрессируем, развиваемся, и как раз такие съезды, конгрессы способствуют тому, что люди обмениваются опытом, приезжают на места, начинают внедрять те прогрессивные схемы, которые здесь увидели, услышали, которые используют продвинутые федеральные клиники. Кроме того, учатся диагностике, своевременной, дифференциальной диагностике. Этот Съезд – самое большое и самое представительное в России педиатрическое мероприятие, на котором собирается до 10 тысяч специалистов разного профиля. Это здорово. 


Насколько остро сейчас в России стоит вопрос детской онкологии, каковы те же показали смертности онкобольных в нашей стране в сравнении со всем миром? И успеваем ли мы догнать развитие страны в вопросах борьбы с детской онкологией?

В.П.: Остро. Мы догоняем. Мы не впереди планеты всей: по классификации международного сообщества, мы относимся к развивающимся странам, но среди развивающихся стран мы впереди. Если взять Индию, там только 10% больных выздоравливает, хотя там детей больше, чем нашего населения в России вообще. У нас выживаемость близка к Европейской, то есть мы догоняем. Но из-за сложности финансирования, многих организационных вопросов… У нас огромная территория – это не Польша, это не Германия, где ты в любую точку страны попадаешь за два часа. Чтобы из Верхоянска добраться до Москвы, например, – это несколько суток движения. Но самое главное – это финансирование, которое по сравнению с другими странами страдает. 

И насколько остро сейчас стоит вопрос с финансированием?

В.П.: Да, сейчас с ним сложно, потому что с инфляцией и курсом рубля сейчас все практически в два раза подорожало. Тот же циклофосфамид, дешевый препарат, который стоил 20 евро, а сейчас он стоит 40 евро. И понятно, что если мы раньше закупали 100 таким ампул, то теперь можем купить только 50 на ту же сумму, потому что финансирование не увеличилось.

Финансовая поддержка осуществляется только государством или с привлечением частных инвестиций тоже?

В.П.: Только благотворительность – благотворительные фонды, которые могут частично компенсировать то, чего недостает. Бизнесмены - люди рациональные, рачительные, поэтому медицина – такая вещь, казалось бы, здоровье важнее всего, и это опора нации, но тем не менее люди инвестируют в другие проекты с большим удовольствием, чем в здравоохранение. 

А как в вашей специальности обстоит дело с подготовкой высококвалифицированных кадров? 

В.П.: У нас в НИИ с 1993 года существует кафедра детской онкологии. Практически все врачи, которые работают на территории России, прошли через эту кафедру, получили специализацию и один раз в пять лет они обязаны приезжать на повышение квалификации и подтверждать сертификат. И на рабочие места приезжают научиться какой-либо методике для того, чтобы ее внедрить у себя, или отработать какой-нибудь протокол лечения тоже, чтобы у себя внедрить. Но, как я уже ни раз говорил, специализацию по детской онкологии, увы, выбирают немногие, отдавая предпочтения другим направлениям.


Появились ли в нашей стране за последние несколько лет разработки, новые технологии для борьбы с раком, то что можно было бы назвать инновациями, и что мы могли бы продавать и за рубеж в том числе?

В.П.: Нет. До такого уровня мы пока не доехали, потому что этим надо заниматься очень долго и очень серьезно. Препарат, который создается, пока дойдет до больного, проходит 15-20 лет. Когда его только изобрели – это химическая формула, потом делают препарат, потом его испытывают в стекляшках, потом его испытывают на животных, потом его испытывают на неизлечимых больных, токсичность определяют, эффективность. Потом, если он прошел все эти рубежи и показал свою эффективность при небольшой токсичности, прошел комиссию (например, в Соединенных Штатах – FDA (Food&Drug Administration), у нас это фармацевтический контроль, который пропускает Росздравнадзор), проводится его тестирование на взрослых. И только тогда его разрешают использовать в детской практике. И в этом плане мы сильно отстаем от западных государств. И нам проще купить уже готовый, наработанный препарат, чистый, эффективный, нетоксичный, за рубежом, чем ждать препарат, который мы сами создаем. Кроме того, препараты, которые прошли сертификацию нашу, они должны пройти клинические испытания и клиническую апробацию в детской практике. У нас еще есть Этический комитет, который не всегда пропускает такие вещи, поэтому у нас в этом плане много сложностей. И я не думаю, что мы в ближайшее время сможем импортозаместить существующие зарубежные аналоги. Мы делаем дженерики, какие-то есть уже. Закупается хорошая субстанция за рубежом, на ее базе делается дженерик – препарат близкий по своему действию к оригиналу. И если он действительно соответствует требуемому качеству – то можно говорить о большом производстве, это дешевле, большее количество больных может быть обеспечено. Пока что мы на уровне становления этого процесса.

А в каких регионах сейчас в основном сконцентрированы разработки новых лекарств и методик лечения?

В.П.: В разных городах, в больших областных центрах, где есть хорошее производство, где есть база для этого, например, в Челябинске, Новосибирске, Екатеринбурге. Урал достаточно активно развивается в этом плане. Но все равно, федеральный центр – это федеральный центр, потому что здесь сконцентрированы лучшие специалисты, лучшая передовая техника. И разработка новых протоколов, конечно, идет в федеральных центрах, а дальше уже внедряется там, где нужно.

___________

Организаторами XVIII Съезд педиатров России выступают Министерство здравоохранения Российской Федерации, Российская академия наук, Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Союз педиатров России и другие. 

Программа Съезда включает вопросы организации медицинской помощи детям, охраны репродуктивного здоровья детей и подростков, питания здорового и больного ребенка, вакцинопрофилактики, высокотехнологичных методов диагностики и лечения болезней детского возраста, школьной медицины, детской хирургии и другие актуальные проблемы. В рамках послевузовского профессионального образования педиатров будут проведены Школы специалистов (повышение квалификации) с выдачей сертификатов. 

На Съезде также будут подведены итоги и награждены победители конкурсов Союза педиатров России: «Детский врач 2016 года», «Детская медицинская сестра 2016 года», «Лучшая медицинская организация педиатрического профиля 2016 года» и «Лучший художественно-исторический очерк по истории российской педиатрии».

Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12 • servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика