Свяжитесь с нами
123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12, подъезд №11

Задать вопрос

Традиции Старого Нового года в ЦМТ

Старый Новый год - не только прекрасная возможность вновь встретить 2017, но отличное время для подведения полноценных итогов года минувшего и очерчивания перспектив года наступившего. Сегодня исполнилось бы 15 лет «Меркурий-клубу», бессменным председателем которого являлся Евгений Максимович Примаков. Регулярные заседания, круглые столы, пресс-конференции, торжественные приемы стали для многих участников возможностью в неформальной обстановке обсудить наиболее актуальные темы, выработать конструктивные подходы к решению социальных, экономических и политических проблем в интересах страны и ее граждан. В первые годы работы дискуссионной площадки Евгений Максимович заложил традицию проводить в канун Старого Нового года итоговые встречи Клуба, которые играли особую роль. Прежде всего, это происходило благодаря знаменитым докладам Евгения Максимовича. В них он давал оценку событий прошедшего года и озвучивал вероятные сценарии года наступившего. В основе этих докладов лежал глубокий и многосторонний анализ вопросов и проблем, волновавших нашу страну и мир на протяжении года.

Доклады Евгения Максимовича Примакова Воспоминания участников новогодних заседаний

ФОТОГАЛЕРЕЯ


Интервью с президентом НИИ мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова РАН, академиком Александром Дынкиным

В этом году мы решили продолжить замечательную традицию, побеседовав с президентом Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова РАН, академиком Александром Дынкиным об основных вопросах, волновавших Россию и мир в 2016 году, а также узнали его прогнозы относительно будущего сценария развития событий.

Александр Александрович, начиная интервью, первым делом хочется спросить Вас как участника итоговых заседаний «Меркурий-клуба» о Ваших впечатлениях и наиболее запомнившихся выступлениях Евгения Максимовича.

А.А. Дынкин: Так называемый Старый Новый год, который проходил 13 января много лет, был детищем Евгения Максимовича Примакова. Он подводил итоги годовых заседаний «Меркурий-клуба», и это был его ответ на те соображения, те выступления, те доклады, которые делались в ходе этих  заседаний, поскольку во время этих заседаний он больше слушал, модерировал, ставил вопросы, он определял темы, потом он все это пытался интегрировать. Наиболее важные и принципиальные вещи для и экономической политики и государственной устройства, и международных отношений он обобщал в своей ежегодной речи, и эта речь, как правило, вызывала очень большое внимание не только в стране, но и за рубежом. Если вспомнить последнее Новогоднее заседание «Меркурий-клуба», оно было 13 января 2015 года, он там много посвятил времени вопросу федерального устройства страны, и это тема, которая до сих пор ждет своего решения. Любопытно, что по внешним делам он сформулировал три позиции относительно украинского конфликта, и эти позиции до сих пор не реализованы. Я напомню в чем они заключались. Первая позиция: Крым – это интегральная и неизменная часть России. Вторая позиция: Донбасс должен быть украинским. Третья позиция: российские вооруженные силы не должны принимать участие в  этом конфликте. Вот его три пункта. И они остаются теми рамками, в которых сегодня Москва ищет выход из этого «украинского тупика». Это один пример того, как он, будучи очень незаурядным человеком, обладал таким важным даром предвидения и умел формулировать фундаментальные национальные интересы, невзирая на какие-либо групповые, ведомственные или региональные предпочтения. В этом была сила этих заседаний, и особенно тех докладов, которые он делал.

Некоторые участники новогодних заседаний Клуба называют доклады Евгения Максимовича, особенно последних лет, его завещанием. Согласны ли Вы с этим мнением?

А.А. Дынкин: Это лежащее на поверхности наблюдение, но я не думаю, что это его завещание. Он был достаточно, я бы сказал, скромным человеком. Если говорить о творческом завещании, то все 10 томов его трудов могут рассматриваться как своего рода его послание в будущее. Я не хочу упоминать этот термин «завещание», но многое из того, о чем он писал, по-прежнему сохраняет свою актуальность и будет сохранять достаточно долго.

Говоря о развитии нашей страны и ее позиционировании на международной арене, на Ваш взгляд, какие вопросы, какие темы волновали и экспертное сообщество, и государство в 2016 году? И были ли такие принципиальные изменения за этот год в восприятии нашей страны другими странами?

А.А. Дынкин: Я считаю, что основная внутрироссийская тема – это продолжающийся экономический спад. Конечно, в этом году он будет существенно меньше, чем это было в 2015, когда экономика упала больше, чем на 3%. Сейчас эти данные пересмотрены. Но все равно сейчас страна остается в условиях отрицательного роста внутреннего валового продукта. Самое драматическое последствие этого – значительное снижение уровня жизни населения. Но вместе с тем, если смотреть на поквартальную статистику, наметилась тенденция к исправлению ситуации, и здесь важная вещь, что мы упали, сейчас происходит так называемый восстановительный рост, и как раз его возможности необходимо использовать и уйти от стагнации, потому что долгосрочные прогнозы говорят о том, что у нас рост будет, скажем, на 2018-2019 год где-то на уровне роста развитых европейских стран, что для нас, конечно, недостаточно, потому что у нас больше пространство для роста. У нас существует большой платежеспособный спрос на услуги здравоохранения, образования, жилье, другие потребительские расходы. И до этого экономика росла благодаря потребительскому буму. Существует и спрос на модернизацию и обновление оборудования предприятий, на развитие инфраструктуры. Вот это, на мой взгляд, важная проблема. Хотя, самые пессимистические ожидания и негативные оценки западных экспертов не сбылись. Наши регуляторы, которые занимаются макроэкономической политикой, я имею в виду Центральный банк, Министерство финансов, – они достаточно неплохо справились с этой ситуаций и предприняли ряд контрциклических шагов, которые позволили удержать ситуацию. Есть такой американский специалист по России – Андерс Ослунд, он в начале 2015 года обещал нам падение в этом году больше 10%. И таких оценок было очень много. Президент Соединенных Штатов Америки Обама, которому осталось неделю быть в офисе, он говорил, что санкции «порвали» российскую экономику на части.  Все это оказалось достаточно некомпетентными суждениями.

Если говорить о международном позиционировании, то я думаю, что оценка того же Обамы, что Россия – региональная держава, тоже полностью опровергнута, потому что Россия очевидно продемонстрировала свою собственную волю, умение отстаивать национальные интересы. Конечно, то перемирие, которое достигнуто в результате сотрудничества России, Турции и Ирана в Сирии – это позитивное, с моей точки зрения достижение, и дай Бог, чтобы это перемирие сохранялось, несмотря на противодействие большого количества заинтересованных в том, чтобы его сорвать игроков.

Конфликт на Украине пока не имеет своего решения, и здесь проблемы на стороне Киева, потому что Киев продолжает оставаться местом, где процветает коррупция. Последняя миссия международного валютного фонда отказала Украине в последнем транше именно потому, что коррупция там зашкаливающая. По политическим соображениям Порошенко не может выполнить «Минские соглашения», поэтому, к сожалению, эта ситуация переходит в застой, в длительный конфликт. И возможный выход из этого конфликта будет  связан с парламентскими выборами на Украине, если Порошенко на это пойдет.

Если говорить о других регионах, то я считаю, что последний визит Президента России в Японию стронул с мертвой точки этот много десятилетний тупик в отношениях между странами, что позитивно. Сохраняются очень тесные и глубокие отношения с Китаем. Немного ухудшились отношения с Индией, но я думаю, что здесь есть потенциал вернуться к привилегированному стратегическому партнерству, о котором идет речь в наших двусторонних документах.

Если говорить о Соединенных Штатах, то здесь много неизвестного, потому что новоизбранный президент выступил против истеблишмента. Но он часто делает противоречащие заявления, поэтому здесь какие-то оценки давать трудно. Но, безусловно, есть больший шанс для нормализации двусторонних отношений, чем если бы выиграла г-жа Клинтон. И  я думаю, что Москва будет стараться дать шанс реализовать это. Вспомните новогодний жест Президента, когда он отказался высылать американских дипломатов, проявив жест доброй воли по отношению к вновь избранному президенту США и американскому народу.

Очевидно, что и мы сами активно стараемся наладить отношения с руководством США?

А.А. Дынкин: Вы понимаете, тот уровень отношений, который был особенно во второй срок президента Обамы, он, конечно ненормален, и  именно такое практически отсутствие взаимодействия оно открывает поле для всяких негативных сил, а именно для терроризма, для пресловутого ДАИШ, или ИГИЛ, как его называют. Европейцы тоже ждут определенности, им важно понять, как будут развиваться отношения Москвы и Вашингтона, для того, чтобы делать какие-то оценки. Тем более Европа вступает в год выборов: в Германии, во Франции, в Нидерландах, в Болгарии, в Греции.

Вы упомянули сирийский вопрос. Сирия сейчас является одним из основных камней преткновения в отношениях с западным миром. Как Вы считаете, насколько может затянуться эта ситуация, и какой прогноз Вы можете дать относительно ее разрешения?

А.А. Дынкин: Здесь, мне кажется, принципиальная вещь – это необходимость критической переоценки политики запада по отношению к странам Ближнего Востока. Если вспомнить историю, в 2001 году Кондолиза Райс выступила с концепцией «Большой Ближний Восток», смысл которой сводился к тому, что если там сменить пару режимов, подтолкнуть какие-то силы в других странах, Ближний Восток превратиться в пространство мира и демократии. И это был теоретический постулат. В 2003 году началось его практическое воплощение – к чему это привело, мы видели. Потом была Ливия. За полгода до убийства Каддафи, Каддафи и Берлускони заключили соглашение о том, что военно-морские силы Ливии и Италии патрулируют Средиземное море, и никаких беженцев не было. Это кого-то не устраивало, прежде всего Николя Саркози и Дэвида Кэмерона, которые сегодня уже не у власти, – и произошло то, что произошло. Сирийская оппозиция была вдохновлена «успехом» ливийской оппозиции и взялась за оружие. Поэтому хватит ли политического мужества у  элиты запада переосмыслить эти соображения… Например, авторитетный специалист, и ведущий экономический обозреватель The Financial Times Мартин Вульф, который 12 января был на панельной сессии с нашим Председателем Правительства, пишет: «Запад сделал много ошибок, особенно было решение после 9/11 сбросить Саддама Хусейна и попытаться распространить демократию под дулами винтовок», – вот такое признание, на мой взгляд, достаточно красноречиво. Но это журналист. Хватит ли у политиков силы сделать такое признание… И от этого во многом будет зависеть судьба Сирии, потому что наши идея принять участие в разрешении этого конфликта, на мой взгляд, связана с двумя вещами. Во-первых, нельзя было дать игиловцам захватить Дамаск. Потому что это одна из трех столиц Ближнего Востока: Каир, Багдад, и Дамаск,  – и трудно сказать, какая из них имеет большее значение. Если бы захват произошел, это бы вызвали такой взрыв ликования у исламистов по всем миру от Индонезии до лесов Чечни… – Этого  не состоялось. Во-вторых, мы предложили другую модель решения подобных кризисов. Американская, западная модель заключалась в уничтожении диктатора, а что дальше будет – не прогнозировалось. В результате – наступает кровавый хаос. Россия же предложила сохранить государство, государственную структуру, чтобы противодействовать хаосу. Это две основы нашего вмешательства в их конфликт. Насколько удачным оно будет, я пока боюсь что-либо предсказывать, потому что там слишком много заинтересованных игроков, среди которых и страны залива, которые отвязываются от Американской политики, там Турция, там Иран.


С наступлением кризиса, который явился последствием украинского конфликта, последние годы активно пропагандируется активизация отношений со странами Востока, поскольку многие западные страны отстранились и всячески открещиваются от взаимодействия с Россией. Можем ли мы  прогнозировать в ближайшее время восстановление некоего баланса между отношениями с Западом и Востоком?

А.А. Дынкин: Новая администрация США лучше понимает, чем администрация Обамы, что такая конфронтационная политика по отношению к России естественно толкает Россию на Восток, и укрепляет отношения России и Китая. Но решение об этом повороте на Восток было у нас принято в 2013 году еще до украинского конфликта, и на пой взгляд, оно оправдано, потому что без активного взаимодействия со странами Восточной Азии нам трудно развивать Дальний Восток. А решение о его развитии - оно однозначно. Более того, это регион самого быстрого экономического роста в мире на ближайшие 20-25 лет, поэтому это для нас органично. Даже если рассматривать вопрос в разрезе санкций, посмотрите: Китай – ноль санкций,  Тайвань – ноль санкций, Южная Корея отменила два визита двух заместителей министров России и все, Япония тоже приняла сокращенный пакет санкций. Кроме того, в ходе последнего визита Владимира Путина в Японию подписаны такие контракты, которые говорят о том, что Япония – одна из стран семерки, сама выходит из санкционного режима. Естественно, мы не можем на это не реагировать. Я считаю, что это оправдано, но надо на себя надеяться. Нельзя рассчитывать на то, что заграница нам поможет. Надо улучшать собственный инвестиционный климат. Я могу привести пример: прямые зарубежные инвестиции Китая в 2015 г. составили 39 миллиардов долларов, нам досталось 1,5%, а в 25 раз больше досталось Соединенным Штатам. Кто в этом виноват, Соединенные Штаты? Нет.


3.151516558580
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика