Свяжитесь с нами
123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12, подъезд №11

Задать вопрос
НОВОСТИ КОМПАНИИ: интервью бывшей сотрудницы ЦМТ, труженицы тыла Всеволодской Эмилии Петровны
4 Мая 2017

Накануне празднования Дня Победы Центр международной торговли организовал праздничный вечер, посвященный ветеранам войны-бывшим сотрудникам ЦМТ. К тем ветеранам, которые не смогли присутствовать на вечере, мы приехали сами. И нам удалось не только поздравить наших уважаемых ветеранов, но и задать им несколько вопросов и о военных годах, и о мирном времени, часть которого связана с ЦМТ.

Эмилия Петровна Всеволодская: «Я рада вашему поздравлению и даже не могу передать, как мне от этого хорошо!»

Эмилия Петровна, расскажите, пожалуйста, где вы работали в ЦМТ, сколько работали, и вообще, скажите нам пару слов об этом времени.

Э.П.В.: Вы знаете, это всё неожиданно сложилось. Я всю жизнь проработала с космосом и в органах госбезопасности, на дактилоскопии. Я работала начальником 1-го отдела и заместителем директора по режиму, когда пришло время выходить на пенсию. Там было много интересного. И, вот, я увольняюсь, уже на следующий день ухожу от четырех телефонов и вызовов к директору, и выхожу на работу в ЦМТ. И кем вы думаете? Я убираю хозяйственный двор! Меня позвала приятельница, сказала, что есть место. И я решила: это Красная Пресня, а я живу на Малой Бронной, график сменами – всё устраивает – так и пришла на работу. Тяжко было, конечно. Приходила домой – рыдала. 

Вы имеете ввиду уязвленное самолюбие?

Э.П.В.: Конечно, именно так. Но в ЦМТ был такой Иосиф Самуилович Гофман, удивительнейший человек, он руководил всеми ресторанами. Может быть из-за того, что я несколько отличалась от женщин, которые работали горничными в номерах, но очень скоро с хозяйственного двора я перешла убирать громадный коридор и холодильные камеры. Везде был порядок, ЦМТ вообще идеально выглядел, постоянно приезжали разные делегации. Во многом порядок зависел от Гофмана, и он меня заметил, потому что у меня всегда была идеальная чистота. Естественно, он был членом партбюро, а я была уже 33 года коммунист. Гофман всегда замечал, как у меня все чисто убрано, даже на собрании один раз сказал горничным (я еще тогда работала во дворе): «… посмотрите на Эмилию Петровну – у нее двор убран чище, чем ваши комнаты, в которых живут иностранцы». По-моему, женщинам было плохо (смеется). В конце концов я оказалась в парткоме. Представляете, уборщица-то.

Я, конечно, воспряла духом и очень-очень полюбила ЦМТ. Я снимала халат, надевала что-то другое и ходила гуляла по ЦМТ, смотрела на лифты, на все смотрела и становилось полегче. Вот такое было мое начало, и после пенсии я проработала в ЦМТ еще 10 лет. Когда мне было 65, Гофман уехал в Италию, на его месте оказался другой человек, который не умел ни руководить, ни работать. И нас, оказалось три человека, которые не подчинились этому новому человеку, ну он нас и выгнал, безо всяких пособий, без всего. Я с 15 лет работаю (показывает военную фотографию), в госпитале работала, когда подходили немцы к Москве.

Это был наш следующий вопрос, расскажите об этом времени

Э.П.В.: Я не поехала в Куйбышев, осталась в деревне Яковлево, Ярославской области, работала там в колхозе, даже за трудодни получала какие-то продукты. Из-под снега картошку таскали и снопы я научилась вязать. Мужиков деревне не осталось, одни женщины… Я поехала на поле, навоз повезла, у меня конь распрягся. Громобой его звали, но он очень был спокойный. Я ничего другого не нашла, как дугу надеть на себя, а коня за уздечку привести в обратно в деревню Яковлево. Насмешила всю деревню: конь, и я с этой дугой. Были и такие моменты.

А потом я из Яковлево отправилась за папой в Ярославль. Но к тому моменту выяснилось, что папу, он полковник был, уже перевели в Москву. Ярославль – это моя Родина и у меня там были очень хорошие тетки, но не смогли они меня принять – жили очень плохо.

Что делать - вспомнила фамилию папиного сотрудника, и когда узнали, что я - дочь Петра Николаевича Всеволодского - на товарных вагонах меня отправили в Москву. А в Москву уже тогда не допускали, предупреждали, что за две остановки надо выйти, я на Лосиноостровской вышла. Приехала каким-то образом на Малую Бронную, а в ту ночь упала 25 кг бомба – все рамы выбиты. Но я вовремя приехала – все вещи были связаны в узелочки, кому – чего, всегда ведь были мародеры. Ну, мы все фанерой заколотили, дом законсервировали. А где жить? У меня никого больше - папа в дальней командировке в связи с гитлеровцами. Стою в очереди за батоном, 400 г, и у меня капают слезы. Женщина обратила на меня внимание. Вот она меня и устроила в госпиталь.

Работала в госпитале, были сложности разные. Папа, когда приехал из командировки, уже увидел меня в форме. Мы пережили второе нападение немцев, Москва была пустая. Об этом сегодня часто говорят по телевидению: приехал Жуков, приехали сибиряки, а я была свидетель этому. Папа меня забрал из госпиталя, у КГБ были тогда свои задачи.  Но когда папа уехал, я опять осталась одна и вернулась в госпиталь. Потом работала на заводе «Рассвет» на Красной Пресне. Но я была еще маленькая по росту тогда, приходилось ящик к станку подставлять, поэтому токаря из меня так и не получилось. Потом, уже в 43-ем году вернулась мама. Отец еще был на фронте, войска отца входили в города после первых колонн, у них тогда было много работы, много предателей и всяких нехороших людей. В то время я уже работала в Совете Русской православной церкви, только начала учиться делопроизводству. Моя работа там совпала с передачей танковой колонны от военных прихожан. У нас в Совете собрали большой банкет, но, вокруг были одни мужчины, целый зал, а нас в Совете было всего-то четыре женщины. Приехал Патриарх Сергий, который тогда был ещё жив, хотя он был уже очень болен, Епископ Николай Киевско-Галицкий и Алексий, который впоследствии стал патриархом, а также приехали все генералы, собрался полный зал. Это было удивительное знакомство с такими людьми как Сергий, Николай и Алексий. Очень поразило тогда поведение этих людей: помимо того, что они были очень верующими, культурными людьми, все были образованными, закончили институты и все как-то просто необыкновенно разговаривали. Потом я работала в Вильнюсе – уже в 20 лет стала начальником отдела наркомата госконтроля.

Эмилия Петровна, Вы не могли бы Вы дать наставление тем, кто пришел на работу в ЦМТ после вас и работает сейчас?

Э.П.В.: Людьми быть хорошими. Понимать друг друга, помогать друг другу. Завидовать не надо. Я никогда никому не завидовала, как бы кто вокруг богато ни жил. И обязательно надо работать. Я поражаюсь на тех, кто ничего не хочет, не хочет работать. Я удивляюсь, что наши люди часто ленятся, и у молодежи, например, принято собраться на концерт какой-то группы, но они не хотят собраться вместе, чтобы сделать что-нибудь хорошее для нашей экономики.

Путин не зря сказал, что мы - поколение победителей. Нас осталось очень мало. Мы всегда и везде работали, куда бы нас не послали, и много работали.

Я очень тронута, большое спасибо вам за поздравление!

3.151516558530
Поделиться:
ЦМТ в соц.сетях:
© 2001-2016 • Центр международной торговли • 123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12 • +7(495) 258-12-12servinfo@wtcmoscow.ru Яндекс.Метрика